пятница, 21 июня 2013 г.

Больное здравоохранение. Письмо читателя

Уж сколько было говорено о парадоксах туркменской медицины – с одной стороны роскошные беломраморные дворцы с современной аппаратурой, с другой средневековые методы лечения… Тема, увы, слишком больная, как в прямом, так и в переносном смысле.

Недавно оказалась на поминках. Умер человек лет 50-ти, живший в районе старого телевидения. Инфаркт… Можно было спасти, но врачи «Скорой помощи», вместо того, чтобы оказать эту самую помощь на месте, поскольку трогать человека в таких случаях нельзя, заставили родственников его поднять, одеть и привести за 2 квартала к машине. Водитель сказал, что не имеет права ехать дальше — крутой подъем и плохая дорога. Хорошо. А врачи? Они не могли сами подняться к больному?
В дороге он умер. Что неудивительно. Новые с виду машины «Скорой» любого здорового человека растрясут так, что ему может стать нехорошо. Знаю. Доводилось мне пару раз больных сопровождать в аэропорт…
И наслушалась же я в последнее время от своих хороших знакомых историй про то, как умирали люди по вине врачей. Молодой женщине, которая ждала ребенка, сделали горячую магнезию и… сердце не выдержало. Молодого человека привезли в Железнодорожную больницу и шесть часов к нему никто не подходил… Неоказание помощи… И 36-летнего парня не стало. Имен и фамилий не называю, поскольку тема в стране Счастья, где не может быть бедных и больных…
Намного чаще возникают трагические ситуации при родах. Я знакома была с прекрасным человеком. Была… 36 — летняя преподавательница университета в прошлом году легла в больницу на сохранение, а погибла из-за ошибки врачей, которые перерезали ей мочеточник. Ее последними словами навестившим родным, были — «Заберите меня отсюда». В тот же день умерла после двух мучительных операций еще одна роженица в возрасте 28 лет. В обоих случаях младенцы остались живы, а матери погибли. Но чаще бывает наоборот.
При этом родственниками предварительно было сделано все, что «требовалось» в таких случаях, купили лекарства, а врач положил в карман оговоренные $300. Да и средний персонал внакладе не остался… В большинстве случаев родные погибших не подают жалоб на врачей. «Это бесполезно и доказать ничего будет нельзя. Главврач в таких случаях, если видит, что человек погибает из-за врачебной ошибки, заставляет переписывать историю болезни»
«Мы придерживаемся мусульманских традиций. Как можно отдать тело родного человека на растерзание? Нам сразу объяснили, что если хотите жаловаться, вашу дочь придется вскрывать, резать… Мы не можем…» — говорит мать роженицы, которая погибла после неудачной операции в Ниязовской больнице в прошлом году.
Скажете – зачем говорить об этих ужасах? Лучше не знать. Живем с размахом. Вон сколькомедицинских центров понастроено. И аппаратура дорогая внутри. И так во многих больницах… Закупается импортная техника, а пользоваться ею врачи не умеют, не знают, как подступиться
Но разве кто-нибудь из нас сегодня застрахован от болезней? Разве не может попасть в беду кто-то из близких? К примеру, надо будет сделать переливание крови, а вам внесут гепатит, вопреки заверениям врачей, что это исключено? Или упасть? А в травматологии нет хороших специалистов. И еще в травматологии нет даже катетера на случай, если у человека поломаны обе ноги и он не может сам справлять нужду.
Кто-нибудь может объяснить — почему никто из родственников пострадавших не подает в наш самый справедливый на свете суд? У нас даже Фемида, которая стоит у министерства Адалат с открытыми глазами смотрит в сторону Президентского комплекса. Во всем мире все эти Фемиды с закрытыми глазами стоят, а наша вот — с открытыми, весы в руках держит, все чин по чину… При этом население совершенно не информировано о том, как защититься от произвола врачей.
Журналистка из России, побывавшая в Туркменистане, точно заметила — «В Ашхабаде надо бояться людей лишь двух профессий: врачей и милиционеров. И те, и другие не работают бескорыстно, а за хорошие деньги способны на человека взвалить и хорошенькие проблемки, о существовании которых он даже и не подозревал». Я бы поправила ради справедливости – врачей и силовиков, не только полицейских…
Почему государство тратит громадные средства на медицину — дворцы, оборудование, пр. — а доктора, которые по туркменским меркам получают очень неплохую зарплату, перечеркивают все эти усилия? Лично мне кажется, что первая причина — масштабная коррупция. Повсеместно. В ней мы погрязли с головы до ног. Больничный персонал фактически приходится покупать. А не захотите покупать — вынудят. Операции ныне дорого стоят, но если жить хотите… Моя соседка чуть не поддалась на шантаж врача, который уверял ее, что если она не сделает операцию, то вскоре умрет. Отрезвила ее фраза — «Сегодня вы меня видите в последний раз на дежурстве, потом будет поздно. Если не сделаете операцию — вас потом никто не спасет. Решайтесь». «Почему в последний раз, если человек никуда не увольняется?». Она позвонила родственникам, и те забрали ее домой. Это было прошлой осенью. Женщина сейчас здорова и умирать не собирается.
Есть еще ряд причин. В начале 90-х, когда министром МВД Туркменистана стал Чарыяров, то первое, что он сделал, уволил русскоязычных сотрудников и тех, кто имеет два высших образования. Даже руководитель МВД Курбан Локкаев, отличный спец, имеющий высокий авторитет среди сотрудников и два высших, одинаково хорошо говорящий на родном и русском языках, был уволен из органов. Для поликлиники МВД, которая славилась самыми лучшими специалистами – исключения сделано не было. Врачи уехали теперь живут и работают в России, Германии и США… Потом такому разгрому были подвергнуты другие клиники. В результате, когда к Туркменбаши, страдавшему несвертываемостью крови, при малейшей царапине посылали реаниматолога (единственного хорошо владевшего туркменским языком на тот момент, зато плохо — специальностью), то весь коллектив дежурил у телефона. «Перед каждым выездом заведующий его инструктировал – Приедешь туда, смотри, рот не открывай, молча осмотри его, потом позвони сюда, понял?» — рассказали врачи больницы «Красный Крест». Правда, теперь несуществующую. Больницу расформировали… Хотя этот легендарный коллектив приносил в казну 75 процентов дохода. А 25 процентов приходились на все остальные больницы Туркменистана. Даже деревья, остаток от старого Кешинского парка, созданного в начале прошлого века, вырубили. Не пощадили и огромные сосны, которые сажал лично министр здравоохранения Шапиро. Ломать-не строить…
А то, что ашхабадский смог лишает здоровья столичных жителей – так кто сегодня обращает на это внимание. Закон «Об охране атмосферного воздуха» приняли в Меджлисе в начале 90-х и благополучно о нем забыли. Все…
Замечательные специалисты когда-то были и в госпитале от Министерства обороны. Сегодня построен новый госпиталь в п.Берзенги. Условия отличные, аппаратура — супер, и пр. Но вот привезли солдата с поврежденной ногой – и парень почему-то не выжил. В прошлом году в госпитале умерла мама одной из сотрудниц Минобороны. Та положила ее на обследование. Заведующий — ортопед влил ей литр глюкозы, после чего женщина впала в кому, из которой уже не вышла.
Когда главврачу одной из ашхабадских клиник задали вопрос — почему он не уволит врачей с низкой квалификацией, тот замялся и сказал — Ну, не я же их назначаю.
«За каждым врачом кто-то стоит – утверждает сотрудница 4 поликлиники Минздрава – есть связи в Минздраве, или в хякимлике, или чьи-то родственники…». Вот и получается — из больницы выписывают ребенка и откровенно-цинично говорят родителям, что не могут допустить , чтобы он умер там, у врачей будут проблемы. Отчаявшиеся родители обращаются к старым врачам – пенсионерам, и тем почему-то удается выхаживать умирающих детей, возвращая их к жизни. А молодые и красивые врачи продолжают «ошибаться» , отнимая здоровье, а то и жизнь у следующих пациентов. Это обидно, потому что к примеру когда-то в Туркменистане были одни из лучших в стране кардиологи… Это и Чазов признал, когда сюда приезжал. А офтальмологи? Сейчас люди слепнут после операций в глазном институте, хорошего кардиолога днем с огнем не сыскать. Так же, как и травматолога… Семейные врачи – это отдельная история, беда с ними. Многие жители годами к ним не обращаются, предпочитая лечиться сами или у травников. К врачу К. на озере Ямпаш можно попасть только глубокой ночью – такая очередь к целителю…
При этом все проблемы здравоохранения остаются за кадром. У нас показывают (или публикуют) только достижения. При открытии больницы в Эсенгулы телевидение транслировало – вот открываются новые клуб, элитный дом, хякимлик, полиция, больница… Великолепные строения, в белом мраморе, соответствующие интерьеры внутри, врачи в белоснежных халатах и… шприцы, которые кипятят в кастрюльках. Говорят, после показа этих кадров были неприятности у тех, кто работал в Эсенгулы, но был и положительный момент — туда отправили партию одноразовых шприцев и боксы… Официальная статистика закрыта — нельзя узнать, сколько и по какой причине людей умерло в определенный период.
Мой знакомый журналист рассказал, что не смог взять интервью у простого врача по одной причине – «Есть человек – Курбан Реджепов — который курирует всю прессу, специализирующуюся на темах здравоохранения (Журналы «Здравоохранение Туркменистана», «Саглык», передачи на ТВ, например, для молодых мам, институт усовершенствования врачей и пр. ). Без его согласия нельзя пойти куда-то в поликлинику или больницу или еще куда-то. Вы должны составить письмо, получить на него ответ, и только после этого Вы имеете право снимать, писать, делать радиорепортажи.
Не удивительно, что безнаказанно проходит все. Хотя больниц в стране достаточно, но ложиться больному зачастую приходится, положив «на лапу». Врачи превратили свой труд в большой бизнес, попутно сотрудничая со множеством косметических фирм, предлагая пациентам их дорогую продукцию, вместо обычных лекарств, которые, надо отдать должное правительству, в аптеках имеются… Поскольку операции все платные, то врачи предлагают операции всем больным подряд, даже если они в них не нуждаются. Но операция – это радикальный способ лечения, к ней должны прибегать лишь в крайних случаях, когда нет других путей к излечению. В ноябре врач одной из ашхабадских больниц мне рассказывала, что привезли избитого солдата, « у которого ни одной целой косточки во всем организме нет, так сильно был избит», рассказывала она это со смехом. На вопрос – «А если бы это был Ваш сын?», ответила – «Своего сына я бы всегда откупила от армии». Откуда столько спеси и цинизма? От уверенности, что в этой жизни можно все купить – здоровье и безопасность в том числе. Продавать и покупать для врачей стало нормальным состоянием. Министерству здравоохранения это только на руку – лишь бы пополнялся бюджет.
И еще нюанс. Разрешение на посещение мероприятий за пределами границ страны дает только МИД Туркменистана. Это касается всех, не только врачей. Люди теряют работу, если находятся в отпуске или берут больничный, например, чтобы оказаться где-то на семинаре, для того, чтобы повысить свою квалификацию и, Боже их сохрани, если они еще надумают давать интервью. Врач из из Красного Полумесяца Туркменистана имела проблемы, когда попыталась дать свою точку зрения на проблему СПИДа в стране, причем, очень осторожно дала понять – просто не для печати сказала, что у нас не может быть только 1 или 2 ВИЧ-инфицированных, поскольку велика проблема проституции, наркомании, когда пользуются одной иглой, плюс окружение соседних стран, которые открыто показывают цифры – тысячи ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом… Ее допрашивали буквально обо всем – о том, как попала на конференцию, о коллегах, что говорят на работе… А что грозит врачам, которые где-то проговорились – известно всем: во всех организациях уже много лет ведется профилактическая работа, чтобы никакая информация нигде(даже в кругу близких людей) не распространялась, иначе это может быть расценено, как шпионаж… Поэтому врачи обычно стараются не распространяться о своей работе. Что медсестер на всю больницу не более четырех, что много детей с уродствами рождается, а правительство замалчивает эту проблему, что грубость стала нормой, что руководство горздрава «совершенно не борется с детской смертностью, а Баджи Довадовна, которая находилась в конфликте с прежним президентом, билась за каждого ребенка, потом она умерла от диабета, который на нервной почве развился. Особенно трудно врачам санавиации, на местах ничего нет, а родственники иногда угрожают врачам, если не спасут роженицу, например, или тяжелого больного. Что президент развалил здравоохранение, будучи на посту министра и расправился с теми, с кем конфликтовал, дорвавшись до власти (в частности, Энебай Атаева, бывший вице-премьер и министр культуры, получила 17 лет заключения, а все помнят, что она, будучи замом у Бердымухаммедова находилась с ним в конфликте).
О безобразиях, творящихся в медицинских учреждениях страны, рассказывали «Врачи без границ». Но это закончилось тем, что власти обвинили их в аморальном поведении и во лжи. При этом правительство не желает обнародовать статистику, которая бы подтвердила бы (или опровергла?) его правоту. При этом все больше нареканий и жалоб появляется со стороны больных на отсутствие профессионализма, квалификации медицинских работников.
«А откуда ей взяться, квалификации – с возмущением говорит врач второй поликлиники – Есть негласное указание, брать на работу только молодых и красивых людей в возрасте до 35 лет. Если заканчивают они вуз к 25 годам, откуда им опыта набираться. Вот и практикуются на пациентах, как на кроликах».

Комментариев нет:

Отправка комментария

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.