суббота, 1 марта 2014 г.

Народный этикет

Платок молчания
Парфяне, несомненно, принимали участие в формировании и туркменского, арийского в своем исходнике, этноса, оставив заметные следы в его культуре. Вот яркий пример этого влияния. Известно, туркменские женщины не приняли мусульманской паранджи. Но все путешественники и этнографы отмечали, что при входе чужестранца в палатку туркменки натягивали на подбородок кончик своего покрывала. Красивый платок — современный вариант той, когда-то обязательной накидки <<гыйнач>>, закрывающей рот. Туркменки, даже те, которые получили образование в зарубежных вузах, в замужестве соблюдают древний обычай.

Моя соседка — преподаватель теории музыки в консерватории, очаровательная молодая женщина. Свекор любит из ее рук принимать пиалу с чаем. Она не прячется от гостей. Традицией положено гелин почитать и холить. На работу она ходит в современном одеянии, а дома обязательно прикрывает нижнюю часть лица нежным шелковым платком. Хотя на соблюдении традиции <<платка молчания>> не настаивают ни свекор, ни муж, невестка считает, что этим она выражает почтение и уважение членам своей новой семьи. А между тем, это еще и яркий пример устойчивости общинного мышления и наследие зороастрийского культа. Когда-то подобная повязка защищала священный огонь зороастрийцев от осквернения дыханием жрецов. В подобном покрове на рот персы изображают Заратуштру.
Именно ей, гелин-невестке, в сельском доме приходится постоянно быть у огня, следить за ним. Она раньше других встает, чтобы разжечь огонь. Использует только чистые дрова, защищает огонь от мусора. Весьма вероятно, поэтому именно ей перешли некоторые функции зороастрийского жреца и культовые ограничения. По народным поверьям невестка в первые дни замужества не должна ступать ногой там, где текла кровь убитого животного, проходить мимо грязной воды. Не полагается брать невестку на похороны и поминки. Так похоже на обязательные, очень строгие зороастрийские запреты для соблюдения ритуальной чистоты молодой женщины. Но после рождения третьего ребенка туркменке уже позволительно открыть свое лицо. Может потому, что к тому времени обычно ей приходит смена. В традиционно многодетных семьях женят следующего сына, и появляется новая хозяйка очага. Веками на нашей земле поддерживалось особое отношение к молодой женщине, обусловленное ее положением хозяйки священного огня. Обряды постепенно теряют свою религиозно-магическую силу, они соблюдаются уже как народный этикет.
А вот о крылышках
Проезжая по одному из главных проспектов Ашхабада, я всякий раз обращаю внимание на огромную <<зороастрийскую>> эмблему на фасаде Министерства стальных путей, отмечая живучесть древнейшего символа. Геральдический образ орла с распростёртыми крыльями, хвостом и вытянутыми лапами сопровождал долгие тысячелетия развитие человеческого общества.
Керамические орлы найдены в Маргуше. Пернатый круг изображали в Шумере. У друидов — кольцо уже с крыльями. В Египте это символ Гора. Ассирийцы внутрь круга поместили мужской торс. Крылатый диск с верхней частью тела человека — Фарравахр в зороастрийских храмах Персеполя и Йезда, на клобуке царя Дария, на Бехистунском рельефе, Крылаты и с человеческим лицом хранители древневосточных городов: сфинксы, шэду, херувимы и ангелы. <<Крылышки>> у связистов, авиаторов, железнодорожников.
Элементы архаики часто всплывают в нашей жизни до сих пор. Генетики взяли для изображения мужского и женского начал унифицированные тайные символы — кружочки с крестиком и стрелкой. Аптекари у древней богини — чашу, овитую змеей. А современные туркменские <<дизайнеры>> пошли дальше — украсили вход в одну из ашхабадских больниц скульптурой, совместив змею с известным местным лекарственным растением.
Ильга Мехти