понедельник, 1 апреля 2013 г.

Вывод войск из Афганистана 1/3: Ашхабад спокоен, но занял активную позицию


Режис Генте


В этом году накануне новогоднего праздника Новруз Туркменистан предложил гуманитарную помощь Афганистану в виде отправки груза в дошкольные детские учреждения в соседние районы на севере Афганистана. Это всего лишь последний жест помощи, которая страна оказывает своему южному соседу. Среди щедрого дара  — поставка 325 миллионов киловатт электроэнергии в год по льготному тарифу, медицинское оборудование и учебные пособия, ремонт ирригационных систем и стипендии на обучение студентов туркменского происхождения. «Туркменские власти не выражают особой озабоченности, но нет сомнений, что они так или иначе обеспокоены. В середине марта стычка на узбекско-афганской границе напомнила всем, насколько напряженная сложилась ситуация»,  - заявил западный дипломат в Ашхабаде.

Туркменистан в основном помогает этническим туркменам в Афганистане, чья численность составляет около 3%  от 23 миллионного населения афганцев, в основном проживающих вдоль туркмено-афганской границей протяженностью 750 километров. «Это недостаток вмешательства туркменской стороны в ситуацию в Афганистане. Тем не менее, мы должны признать, что Ашхабад действительно хочет содействовать стабилизации ситуации в Афганистане после 2014г.»,- прокомментировал западный дипломат в Брюсселе. 20 марта в Ашхабаде главами Афганистана, Туркменистана и Таджикистана был подписан Меморандум о взаимопонимании, который предусматривает «строительство железнодорожного сообщения» между этими странами, что является еще одним свидетельством готовности Ашхабада оказать поддержку своему соседу.
Все в Центральной Азии понимают, что вывод войск международной коалиции, каким бы прогрессивным он не казался, станет началом нестабильного будущего. Риск усугубляется еще и тем, что в 2014 г. в Афганистане пройдут президентские выборы. Конституционно Хамид Карзай должен будет сложить свои полномочия. После этого «талибы будут контролировать весь юг страны и часть центральных районовВ Кабуле, скорее всего, будет образовано коалиционное правительство, состоящее их талибов и пуштунов из действующих влиятельных кругов. Что касается северного Афганистана, уже происходит процесс автономизации этнический групп. На севере не будет стабильности», — считает профессор Александ Князев,старший научный сотрудник  Института Востоковедения  Российской Академии Наук.
Туркменистан не так подвержен опасности, как Узбекистан или Таджикистан. Политика «постоянного нейтралитета» помогает Ашхабаду маневрировать. Однако, за этой «нейтральностью» Туркменистан может продолжить свой политику 1990-х годов, когда стратегическим приоритетом было строительство транс-афганского трубопровода, проект которого был разработан и внедрен американской энергетической компанией  Unocal. Туркменистан «активно сотрудничал с Талибаном и  разрешил  поставку топлива, боеприпасов и военной техники через свою территорию. Я считаю, что туркменское правительство продолжит этот курс», — комментирует проф. Князев. В этом году Ашхабад предложил, но пока безрезультатно, провести конференцию под эгидой ООН с целью поиска путей мирного урегулирования ситуации со всеми основными политическими силами в Афганистане, в том числе Талибаном.
Президент Туркменистана Гурбангулы Бурдымухамедов выглядит более или менее спокойным. «Однако, в то же время он хорошо осведомлен, насколько неопределенна сейчас внутренняя ситуация в Афганистане и насколько трудно будет сотрудничать бывшим Советским республикам Центральной Азии», — подчеркивает Георгий Волошин, аналитик Института Центральной Азии и Кавказа и программы изучения Шелкового Пути при университете Джона Хопкинса. Волошин отмечает особую важность, которую Туркменистан возлагает на газопровод ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия). Ашхабад рассматривает его как ключ к диверсификации экспортных поставок газа, так как к 2030г. Туркменистан планирует увеличить объемы производства более, чем в три раза. «Реализация проекта данного газопровода станет возможной только в случае сохранения Туркменистаном относительной стабильности. Вот почему Ашхабад  ищет многостороннее решение»,  - заявляет Волошин.
Таким образом, Туркменистан принимает активное участие в работе различных международных организаций, которые созданы или задействованы для оказания помощи Афганистану после 2014г, будь то Региональный экологический центр Центральной Азии (РЭЦЦА), проект по борьбе с наркотиками в Центральной Азии, которые ориентированы на укрепление процесса диалога с помощью разработки мер по укреплению доверия, или программа содействия управлению границами в Центральной Азии а (БОМКА), проект по водным ресурсам, учрежденный ЕС и т.д.  “Туркменистан принимал активное участие в некоторых проектах, даже выступил инициатором некоторых мер по укреплению доверия, посвященных развитию инфраструктуры. На предстоящей встрече министров иностранных дел, которая пройдет в Алма-Аты 26 апреля в рамках так называемого Стамбульского процесса, туркменская сторона, возможно, сделает заявление о некоторых конкретных мерах и инициативах», — заявил европейский дипломат, с которым мы побеседовали.
Со своей стороны, в 2011г. Вашингтон запустил программу «Новый Шелковый Путь», который США рассматривает как основной вклад в стабилизацию  ситуации в Афганистане после 2014г. Основа этой стратегии заключается в направлении международных инвестиций на развитие региональной торговли и стимулирование экономического развития. «По мере распространения концепции «Нового Шелкового Пути» в ней выявляется много недостатков и недостающих элементов. Это больше похоже на миссию или принятие желаемого за действительное, чем на четкую и реалистичную стратегию», — заявила политэкономист Микаэла Прокоп во время дискуссии, организованной программой по Центральной Азии в университете Джорджа Вашингтона в июне прошлого года. «Не был выделен определенный бюджет и не были приняты обязательства относительно дипломатических работников»,  - добавляют авторы книги «Отношение между Афганистаном и центрально-азиатским регионом: какая роль достанется Евросоюзу?» — это рабочий документ, опубликованный в рамках проекта EUCAM- безопасность и развитие.
Недостатки в стратегии и мерах, принятых США и ее союзниками по разрешению ситуации 2014 г. – это одна из главных причин, по которой Туркменистан принимает такую активную роль в текущих проектах. Она также подходит для политики нормализации отношений с соседними государствами, которую начал проводить президент Бердымухамедов после прихода к власти в 2007 г. Мы не должны недооценивать важность пари Ашхабада относительно мира в Афганистане: Южный коридор через территорию Афганистана – это единственная надежда на диверсификацию экспортных поставок газа.
Продолжение следует
RegisРежис Генте

Комментариев нет:

Отправка комментария

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.