вторник, 16 апреля 2013 г.

КРЕСТовый поход


Нургозель Байрамова
 Власти препятствуют деятельности МККК в Узбекистане и Туркменистане
Посещая лиц, содержащихся под стражей, МККК стремится добиться того, чтобы с этими людьми, независимо от причин их ареста, обращались гуманно и уважали их достоинство в соответствии с международными нормами и стандартами.
 12 апреля пресс-служба Международного Комитета Красного Креста в Женеве сообщила о прекращении посещения сотрудниками Комитета узбекских тюрем.

«В Узбекистане мы не можем обеспечить соблюдение нашего стандартного порядка работы, которого мы придерживаемся при посещении лиц, содержащихся под стражей, для проведения оценки условий их содержания и обращения с ними, — заявил Генеральный директор МККК Ив Даккор. — В результате, мы не можем решать вопросы гуманитарного характера, поэтому проведение каких-либо посещений теряет смысл». При этом Гендиректор МККК подчеркнул, что решения о прекращении посещений лиц, содержащихся под стражей, принимаются нечасто и всегда тщательно обдумываются.
«Посещение всех лиц, содержащихся под стражей, чье положение вызывает беспокойство у МККК, и беседы с ними наедине, без свидетелей, являются необходимым условием для обеспечения эффективной защиты таких лиц, — отметил Ив Даккор. — Такие посещения должны оказывать существенное влияние на условия содержания, а диалог с властями, осуществляющими содержание под стражей, должен быть конструктивным. В Узбекистане этого не происходит».
МККК получил право на посещение узбекских тюрем в 2001 году после подписания соответствующего соглашения. В 2001 году сотрудники МККК посетили пенитенциарные учреждения Узбекистана 4 раза, в 2002 году — 5 раз, в 2003 — свыше 30 раз, в первой половине 2004 года — 18 раз. Эти данные привел в беседе с журналистами в 2004 году тогдашний начальник Главного управления исполнения наказаний МВД Узбекистана Михаил Гуревич. При посещении учреждений, в соответствии с порядком и процедурой, предусмотренной соглашением, делегаты МККК осуществляли проверку условий содержания и обращения с заключенными, их коммунально-бытового и медицинского обеспечения. Результаты каждого посещения обсуждались с администрацией учреждения и оформлялись письменными отчетами, представляемыми властям. «Эти отчеты являются строго конфиденциальными и не подлежат опубликованию или разглашению без разрешения МККК, — подчеркнул М. Гуревич. — Могу только сказать, что мы очень серьезно относимся к тем недостаткам, на которые указывают делегаты МККК, и не оставляем их без внимания, что конечно же способствует поддержанию нормальных рабочих отношений».
Разумеется узбекские власти не испытывали особого восторга по поводу участившихся визитов международных наблюдателей и их бесед наедине, с глазу на глаз с заключенными. Не секрет, что пенитенциарная система Узбекистана, возможно, как никакая иная среди аналогичных служб бывших советских республик, была подвержена всевозможным порокам. Пытки, жестокое обращение с заключенными, отсутствие должной медицинской помощи, широкое распространение инфекционных заболеваний, в частности, гепатита, дизентерии и туберкулеза, с одной стороны, а с другой — наркомания, поощряемая сотрудниками спецучреждений, высокая степень коррумпированности среди руководства тюрем и колоний — все эти факты, по убеждению «компетентных органов», не должны были подлежать огласке. Получая информацию о предстоящем визите делегации МККК, начальство шло на всяческие ухищрения, подменяя тех, кто мог свидетельствовать о фактах жестокости или злоупотреблений администрации, другими, более «сговорчивыми» или вообще на время визита переводя «неудобных» заключенных, в большинстве — осужденных по политическим мотивам — в другое учреждение.
Во второй половине 2004 года узбекские власти прекратили выдавать разрешения на доступ представителей МККК в тюрьмы и колонии вплоть до конца 2008 года. Все это время Комитет пытался наладить диалог с руководством страны для возобновления этих посещений. Одновременно усилилась активность представителей оппозиции и правозащитников, придававших гласности многочисленные факты нарушения прав заключенных. Еще более осложнилась обстановка после событий в Андижане в мае 2005 года, когда правительственные войска расстреляли мирную демонстрацию, в результате чего сотни людей погибли и тысячи были ранены. Вслед за этим начались массовые репрессии и аресты свидетелей, правозащитников и журналистов, которые освещали эти события или пытались подвергнуть критике действия властей.
Благодаря совместным усилиям международных и узбекских правозащитников, при поддержке ООН и ОБСЕ, Международному Комитету Красного Креста удалось на период с 2009 по октябрь 2012 года вновь получить возможность осуществлять мониторинг мест заключения, и одним из первых стала тюрьма в Андижане — одно из самых закрытых исправительных учреждений в Узбекистане.
Только за один 2009 года сотрудники МККК провели встречи с 11635 заключенными, из которых 708 человек, в том числе 57 женщин, находились под индивидуальным мониторингом.
Нетрудно догадаться, чем на этот раз вызван запрет на полноценную деятельность МККК в Узбекистане. Политическая обстановка в стране, без малого четверть века руководимой Исламом Каримовым, авторитет которого, по мнению независимых наблюдателей, в последние годы держится только на жестокости и на крови, вынуждает власти тщательно скрывать следы беззаконий. Несмотря на это, Комитет продолжает свою деятельность в стране и вероятнее всего, будет добиваться отмены введенного властями запрета на такой важный гуманитарный аспект его деятельности, как облегчение участи людей, находящихся в местах лишения свободы.
Посещая лиц, содержащихся под стражей, МККК стремится добиться того, чтобы с этими людьми, независимо от причин их ареста, обращались гуманно и уважали их достоинство в соответствии с международными нормами и стандартами. Делегаты МККК сотрудничают с властями, чтобы предотвратить злоупотребления и улучшить обращение с заключенными и условия их содержания в местах лишения свободы. МККК посещает заключенных в более чем 70 странах мира. Узбекистан вышел из этого числа. Что же касается Туркменистана — страны могущества и счастья, то он в это число и вовсе не входил.
Может показаться абсурдным, но туркменским властям явно не по душе те цели, которые преследуются этой организацией, а именно:
— поддержать физическое и психическое здоровье лиц, находящихся под стражей, и добиться того, чтобы обращение с ними и условия их содержания отвечали нормам международного гуманитарного права и другим общепризнанным международным стандартам;
— предотвратить пытки, другие формы жестокого обращения, насильственные исчезновения и внесудебные казни;
— добиться того, чтобы заключенные пользовались основными судебными гарантиями;
— способствовать улучшению условий содержания под стражей, в том числе, обеспечению поддержания контактов между арестованными и их родственниками.
Обращает на себя внимание принципиальная особенность работы сотрудников МККК — постоянный диалог с представителями властей, обсуждение с ними всех необходимых процедур, но при этом обязательное соблюдение строгой конфиденциальности, когда дело касается встреч и бесед с заключенными. Диалоги туркменские власти чрезвычайно любят проводить: еще в первый визит в Туркменистан в июне 2005 года одного из руководителей МККК Жака Фостера такой диалог состоялся, причем на самом высоком уровне. Г-на Фостера принял сам Туркменбаши Сапармурад Ниязов. Собеседники договорились поручить соответствующим структурам подготовить двусторонний документ о долгосрочном сотрудничестве.
Начиная с этого времени, тема доступа в туркменские тюрьмы постоянно возникала в ходе встреч и консультаций представителей Комитета с официальными лицами Туркменистана. Но дальше переговоров дело не шло вплоть до апреля 2012 года, когда, «группа делегатов МККК, в том числе врач, совершила обход помещений и ознакомилась с ситуацией в одном из исправительных учреждений министерства внутренних дел Туркмении. Накануне делегаты побывали на строительной площадке строящегося пенитенциарного учреждения. Указанные посещения являются одним из согласованных этапов многостороннего сотрудничества Туркмении с МККК».
Пресс-релиз, опубликованный МККК по итогам этого визита, в эфире радиостанции «Немецкая волна» прокомментировал Фарид Тухбатуллин, возглавляющий правозащитную организацию «Туркменская инициатива по правам человека». По его словам, еще в середине марта 2012 года в Нью-Йорке на заседании Комитета по правам человека ООН, посвященном ситуации в Туркменистане, представителем официального Ашхабада было заявлено, что сотрудники Международного Комитета Красного Креста посетили больницу «в одной из туркменских тюрем».
«Речь идет о больнице МРБ-15 в городе Мары, — сказал правозащитник. — А затем там же, но уже в апреле, делегация посетила колонию для несовершеннолетних МРК-18. Кроме того, в Нью-Йорке было сказано, что Красному Кресту показали планы строительства новой женской тюрьмы. В старую, видимо, решили не пускать», — рассказал Тухбатуллин.
Что ж, подобное мероприятие вполне соответствует общей тенденции: важно показать фасад здания, а что там за его стенами — это, как говорится, «только для внутреннего пользования». Разумеется, ни о каких встречах и беседах с заключенными и речи быть не могло. Равно как и о посещении каких-либо других пенитенциарных учреждений, особенно печально изветной секретной тюрьмы Овадан-депе, в которой отбывают наказание десятки политических осужденных.
Известие о том, что Ашхабад впервые предоставил Красному Кресту доступ в свои исправительно-трудовые учреждения, вызвало на Западе разноречивые отклики.
С одной стороны, сам МККК считал положительным то, что Туркменистан, хотя и немного, но приоткрыл свои двери и позволил делегатом заглянуть за колючую проволоку и что можно надеяться на продолжение подобной практики и в дальнейшем. Однако были слышны и более критичные голоса, вплоть до упреков в адрес МККК за то, что он якобы «принял участие в спектакле, срежиссированном Ашхабадом».
Чтобы в должной мере осуществлять свою деятельность, МККК требует строгого соблюдения целого ряда условий: во-первых, делегатам должен быть предоставлен полный и беспрепятственный доступ ко всем заключенным и ко всем местам, используемым заключенными и предназначенным для них. Во-вторых, делегаты должны иметь возможность беседовать без свидетелей с заключенными по своему выбору и иметь возможность неоднократно повторять свои посещения. Наконец, в-третьих, им должны быть предоставлены полные списки лиц, отбывающих наказание в том или ином пенитенциарном учреждении. Безусловно, каждый из этих пунктов требует тщательного рассмотрения и согласования, на которые туркменская сторона идти категорически отказывается, даже несмотря на многочисленные призывы международных правозащитных организаций, рекомендации комитетов ООН, ОБСЕ, Европарламена, обращения видных политиков, а также направляемые в адрес президента Туркменистана многочисленные письма, содержащие жалобы граждан на противоправные действия сотрудников правоохранительных органов.
Тем не менее, МККК продолжает свою деятельность в Туркменистане. Так, в феврале нынешнего года был принят «План деятельности по имплементации международного гуманитарного права между Правительством Туркменистана и Международным Комитетом Красного Креста на 2013 год». Как сообщила пресс-служба туркменского МИДа, этот план «направлен на дальнейшее развитие сотрудничества между Туркменистаном и МККК и предусматривает совместное проведение семинаров, тренингов, »круглых столов», участие ученых в научных исследованиях по вопросам международного гуманитарного права, а также мероприятий, приуроченных к 150-летию создания МККК».
Ответ на вопрос, почему туркменские власти не допускают в места лишения свободы независимых наблюдателей, почему не дают свиданий, а нередко и вообще скрывают место нахождения заключенных, предельно прост: все, что происходит за высокими заборами, обнесенными колючей проволокой, что скрывают каменные стены секретных тюрем, является прямым нарушением не только международных конвенций, но и общечеловеческих норм, принятых в цивилизованном обществе. Но не следует думать, что, препятствуя деятельности Международного Комитета Красного Креста, лишая возможности специальнных докладчиков ООН посетить Туркменистан, выдворяя из страны волонтеров организации «Врачи без границ», туркменским властям удастся спрятаться за пустыми словами о «счастье и могуществе» своего многострадального государства. Наступает время принятия решений, и от того, какими будут эти решения, во многом зависит наше будущее.
Источник: Гундогар

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.