вторник, 23 апреля 2013 г.

Время собирать камни. Туркменская делегация отправляется в Женеву.


Нургозель Байрамова 
Учитывая опыт обсуждения предыдущего Национального доклада в Совете по правам человека в декабре 2008 года, туркменская сторона попытается укрепить свои позиции для отпора критике, которая неминуемо прозвучит 22 апреля в стенах женевского Дворца наций.
Президент Туркменистана подписал распоряжение, в соответствии с которым туркменская делегация в составе «представителей руководства ряда министерств и ведомств» направляется в Женеву для участия в переговорах в связи с отчётом Туркменистана по многопрофильному периодическому обзору Совета по правам человека Организации Объединенных Наций, сообщается 19 апреля на интернет-сайте «Туркменистан: золотой век». Сообщение сопровождается заголовком «По пути прогресса», однако, кто конкретно отправится по этому тернистому пути в Женеву, не сообщается. Вероятнее всего, учитывая опыт предыдущего аналогичного мероприятия, проходившего в Совете по правам человека в декабре 2008 года, туркменская сторона попытается укрепить свои позиции для отпора критике, которая неминуемо прозвучит 22 апреля в стенах женевского Дворца наций.

Напомним, что предыдущее обсуждение в рамках Универсального периодического отчета (УПО) продемонстрировало неподдельную заинтересованность членов Совета в понимании процессов демократизации и укрепления правовых норм в Туркменистане, о чем с большим воодушевлением говорили члены туркменской делегации, представлявшей Национальный доклад. С его страниц Туркменистан представал демократическим светским государством, где осуществляется лозунг «Государство — для человека!», где социально защищенные граждане пользуются всеми правами, провозглашенными Всеобщей декларацией, где главенствует закон, а власти беззаветно служат интересам народа.
Совсем иную картину увидели участники сессии, когда познакомились с альтернативными докладами, представленными, в соответствии с процедурой обсуждения УПО, независимыми неправительственными организациями, в числе которых «Amnesty International» (AI), «Human Rights Watch» (HRW), Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ), «Репортеры без границ» («RWB»), «Forum 18» и рядом других. На базе этих докладов был составлен Обзорный доклад, по некоторым позициям находящийся в полном диссонансе с официальной версией, изложенной в Национальном докладе. Порой даже казалось, что речь идет о разных государствах.
«Золотую середину» представлял так называемый Компилятивный доклад, составленный на основе собственных документов Верховного комиссариата по правам человека, содержащий как положительные оценки, так и критические замечания относительно сотрудничества Туркменистана с договорными и специальными процедурами ООН, а также выполнения международных обязательств в области прав человека.
Сравнительный анализ всех трех докладов вызвал большое количество вопросов, которые были заданы членам туркменской делегации — директору Туркменского национального института демократии и прав человека при президенте ТуркменистанаШирин Ахмедовой и постоянному представителю Туркменистана в Европейском отделении ООН в Женеве Эсену Айдогдыеву, а также нашел отражение в рекомендациях, которые последовали от имени государств-членов Совета ООН по правам человека.
К примеру, представитель Франции выразил озабоченность в связи с недостаточной независимостью судебных органов и коррупцией в этой области, применением пыток, притеснением и запугиванием правозащитников, отсутствием законодательства, конкретно запрещающего торговлю людьми, а также ограничениями, с которыми сталкиваются организации гражданского общества при осуществлении своего права на мирные собрания.
Представитель Польши призвал туркменские власти освободить всех правозащитников и рекомендовал принять меры по их защите от преследований и по обеспечению безопасных условий для их деятельности.
Делегация Нидерландов поддержала предложение Верховного комиссара по правам человека о создании независимого национальный институт по правам человека, который консультировал бы правительство и получал и расследовал жалобы общественности. Кроме того, в выступлении представителя Нидерландов обращалось внимание на тот факт, что многие дела политических заключенных в прошлом получили критическую оценку на международном уровне и обстоятельства их осуждения остаются неясными. В связи с этим была выражена просьба представить информацию о планах пересмотра этих дел и мерах по предупреждению пыток в тюрьмах и других местах содержания под стражей.
Справедливости ради следует отметить, что члены Совета положительно оценили ряд мероприятий, осуществленных Туркменистаном, в первую очередь это касалось совершенствования законодательства, принятия новой конституции, ратификации ряда международных договоров, а также сотрудничества с комитетами ООН, выражавшееся в предоставлении (хотя и с большим опоздением!) докладов о выполнении международных конвенций.
Отмечались также положительные аспекты в области образования и здравоохранения, приветствовалась политика «открытых дверей» и улучшение положения беженцев.
Всего членами Совета по правам человека в адрес Туркменистана было высказано 19 рекомендаций. В их числе: учреждение независимого Национального института прав человека; обеспечение свободного посещения страны спецдокладчиками ООН по пыткам, по независимости судей и адвокатов, по свободе слова и самовыражения, по предупреждению насилия в отношении женщин и т.д.; предоставление доступа в пенитенциарные учреждения сотрудникам Международного комитета Красного Креста; создание условий для учреждения и деятельности независимых СМИ, правозащитных организаций и оппозиционных политических партий; прекращение преследования журналистов.
Отвечая на поставленные вопросы и замечания участников обсуждения, представители Туркменистана (по издавна сложившейся практике) в основном оперировали не конкретными фактами, а пунктами и статьями законодательных актов, перечисляя ратифицированные документы, статьи конституции и других правовых актов. Сообщалось также о проведении тематических семинаров, «круглых столов», ознакомительных поездок и всевозможных заседаний. В некоторых случаях, как например, в отношении применения пыток и статуса неправительственных организаций, было заявлено, что правовая база находится «в стадии разработки».
Некоторые рекомендации вызвали у представителей официального Ашхабада протест. В частности, Туркменистан отказался рассматривать вопрос об освобождении политзаключенных и вообще признавать сам факт нахождения в тюрьмах страны лиц, преследуемых по политическим мотивам. Кроме того, Туркменистан отказался расследовать обстоятельства смерти в тюрьме гражданской активистки Огульсапар Мурадовой и предоставить международным наблюдателям информацию по фактам смерти заключенных в туркменских тюрьмах. Также туркменским делегатам явно не понравились рекомендации об отмене регистрации по месту жительства и запретов на поездки правозащитников.
Тем не менее, принять к рассмотрению 13 рекомендаций все же пришлось. В частности, была выражена готовность допустить в тюрьмы и колонии страны наблюдателей из Международного комитета Красного Креста. Появилась также информация о том, что Межведомственная комиссия по обеспечению выполнения международных обязательств Туркменистана в области прав человека запланировала семинары и ознакомительные поездки членов комиссии с целью изучения вопроса по деятельности института Уполномоченного по правам человека (омбудсмена).
К нынешнему обсуждению 2-го Национального доклада Туркменистана в рамках процедуры УПО Управление Верховного комиссара по правам человека также подготовило подборку информации, содержащейся в докладах договорных органов, специальных процедур, Управления Верховного комиссара по правам человека (УВКПЧ), а также в других официальных документах ООН, за истекший со времени предыдущего обсуждения период. В частности, УВКПЧ отметило, что Туркменистан по-прежнему не направил приглашения на посещение страны девятью специальными докладчиками ООН.
Среди тех вопросов, о которых неоднократно напоминалось туркменской стороне и которые неминуемо будут подняты в процессе обсуждения Национального доклада 22 апреля — дискриминация по национальному признаку, гендерное неравенство, пытки и произвольные задержания, случаи смерти людей в местах содержания под стражей, ограничения на въезд и выезд из страны, регистрация по месту жительства (прописка), уголовное преследование уклоняющихся от воинской службы по религиозным соображениям, преследования независимых журналистов, применение методов психиатрии в качестве наказания для инакомыслящих — словом весь «букет» неразрешенных проблем, на которые, при всем желании туркменских властей, международная общественность отказывается закрывать глаза.
Также вниманию членов Совета по правам человека представлено резюме материалов, направленных независимыми организациями, в числе которых «Amnesty International» , «Forum 18» (Норвегия), Норвежский Хельсинкский комитет, «Helsinki Foundation» (Болгария), «Туркменская инициатива по правам человека» (ТИПЧ), Human Rights Watch, Freedom Now (США) и др.
В докладах НПО отмечается, что Туркменистан по-прежнему закрыт для международного контроля, что ни одной независимой международной организации пока не было разрешено посетить страну для проведения мониторинга и что Туркменистан не сотрудничает в полной мере с механизмами ООН в области прав человека. Также выражено серьезное беспокойство по поводу соблюдения прав женщин, поскольку «женщины в туркменском обществе занимают приниженное положение». Не существует закона против насилия в семье, широко распространена полигамия, а в сферах образования и труда имеет место дискриминация по половому признаку. Кроме того, женщинам на официальном уровне «вплоть до мельчайших подробностей» диктуется, как они должны одеваться.
Широко распространена практика дискриминации в отношении людей, имеющих двойное гражданство, подчеркивают НПО. По-прежнему продолжаются насильственные исчезновения десятков людей, осужденных в 2002 и 2003 годах в ходе несправедливых судебных разбирательств. Главное беспокойство вызывает использование правительством тюремного заключения в качестве орудия политической мести.
Для того, чтобы добиться признательных показаний или иной инкриминирующей информации и запугать задержанных, полицейские, сотрудники Комитета национальной безопасности и тюремный персонал применяют пытки и другие виды жестокого обращения, отмечают правозащитники.
«Amnesty International» («Международная амнистия») рекомендует Туркменистану «немедленно раскрыть информацию о судьбе и местонахождении всех, кто стал жертвой насильственного исчезновения; расследовать все случаи насильственного исчезновения и обеспечить привлечение виновных к ответственности с соблюдением принципов справедливого судебного разбирательства; обеспечить, чтобы дела всех осужденных на длительные сроки тюремного заключения после ноябрьских событий 2002 года были повторно рассмотрены в судах при соблюдении международных стандартов справедливого судебного разбирательства и при наблюдении со стороны международных наблюдателей; предать гласности имена всех заключенных, умерших в местах содержания под стражей; провести тщательные, беспристрастные и независимые расследования обстоятельств их смерти и опубликовать результаты расследований».
Туркменские власти продолжают произвольно препятствовать осуществлению жителями Туркменистана права покидать страну и возвращаться в нее и контролируют осуществление этого права с помощью неофициальной и произвольной системы запрета, обычно налагаемого на поездки активистов, их семей и родственников диссидентов, проживающих за рубежом. Указаны конкретные лица, которые не смогли выехать в другие страны на работу, учебу, для посещения родственников и друзей, для лечения или в иных подобных целях.
В Туркменистане сохраняется система прописки по месту жительства, не позволяющая гражданам проживать на законном основании, работать, приобретать недвижимое имущество, пользоваться услугами по охране здоровья или помещать детей в школы за пределами города или поселения, в котором они прописаны. Отказ в прописке может лишает доступа к социальным пособиям, таким как пособие на детей или пенсионные выплаты.
Сообщается, о том, что верующие заключаются в тюрьму за соблюдение канонов своей веры. К их числу относятся лица, отказывающиеся служить в вооруженных силах по соображениям совести, а также верующие, обвиняемые в деятельности незарегистрированных религиозных организаций. Существуют строжайшие ограничения свободы религии или убеждений для тех, кто принадлежит к так называемым нетрадиционным религиозным общинам, что совпадает с обширной дискриминацией групп меньшинств в Туркменистане, включая азербайджанских и иранских мусульман-шиитов, христиан армянской апостольской церкви, евреев и религиозные меньшинства, такие как пятидесятники, баптисты и свидетели Иеговы.
За очень редкими исключениями туркменским гражданам не разрешено оформлять подписку на иностранные периодические издания на домашний адрес. Органам средств массовой информации, как правило, запрещено перепечатывать иностранные новостные материалы. Веб-сайты политической оппозиции в изгнании, международных правозащитных организаций и базирующихся за рубежом служб новостей блокируются. Сайты социальных сетей, таких как «Живой журнал», «Фейсбук», «Твиттер» и «You Tube», также зачастую недоступны. В интернет-кафе посетители обязаны показывать свой паспорт. Известно, что правительство осуществляет мониторинг электронной и телефонной связи.
Правительство Туркменистана установило строгие правила, касающиеся доступа граждан, организаций гражданского общества, международных организаций и исследователей к данным, статистике и проведению научно-исследовательской работы. Исследователи должны сопровождаться сотрудником службы национальной безопасности, а респонденты им предоставляются правительством.
Существует очень незначительное число активистов, которые с большой опасностью для себя и членов своих семей пытаются пролить свет на удручающее положение в области прав человека. Группам гражданского общества регулярно не позволяют встретиться с международными делегациями других государств, ООН и ОБСЕ. Опасения относительно безопасности инакомыслящих возросли в сентябре 2010 года, когда президент Бердымухаммедов призвал Министерство национальной безопасности вести борьбу с теми, кто, согласно правительственному веб-сайту, «клевещет на наше демократическое правовое светское государство и пытается нарушить единство и солидарность нашего общества».
Скорее всего, туркменская сторона возразит, что данные, предоставленные независимыми организациями, предвзяты и не соответствуют действительности. Однако, если познакомиться с опубликованным на днях докладом Госдепартамента США о соблюдении прав человека в мире в 2012 году, мы найдем много общего между претензиями в адрес Туркменистана, высказанным внешнеполитическим ведомством США, и докладами международных правозащитных организаций. Вряд ли Туркменистан сможет обвинить Госдепартамент США в предвзятости, особенно после того, как заместитель Госсекретаря Роберт Блейк заявил, что «никогда отношения с Туркменистаном не были такими прочными». Вот так, «по-дружески» Госдепартамент и заявил: три главных проблемы Туркменистана — это произвольные аресты, пытки, нарушение гражданских прав, включая право на свободу слова, СМИ, собраний и передвижения.
В рамках данной статьи мы не будем анализировать официальный доклад туркменской стороны. О нем мы поговорим после обсуждения. Можно сказать только одно: большинство рекомендаций, прозвучавших еще во время обсуждения первого Национального доклада в 2008 году, официальным Ашхабадом внесены в раздел «Рекомендации, которые Туркменистан изучит». Это присоединение к Римскому статуту международного уголовного суда; ратифицикация Факультативного протокола к Конвенции против пыток; учреждение независимого национального института по правам человека, согласно Парижским принципам, для консультаций правительства и рассмотрения жалоб граждан; рассмотрение вопроса о приглашении специальных докладчиков ООН; исключение случаев пыток и других бесчеловечных, унижающих достоинство видов обращения в местах лишения свободы; предоставление доступа к заключенным представителям МККК согласно их мандату, защита прав журналистов и правозащитников, чтобы они могли проводить мирно свою деятельность без угрозы задержания и заключения; учреждение Конституционного суда и системы омбудсмена; исключение ограничения на группы гражданского общества и правозащитников и ряд других рекомендаций.
К сожалению, чтобы эти вопросы «изучить», прошедших четырех с половиной лет туркменским властям, по-видимому, не хватило. Что же касается политических заключенных, насильственных исчезновений и других «неудобных» вопросов, ответы на них туркменская сторона из своего доклада исключила. Остается надеяться, что эти вопросы будут заданы во время личного общения членов Совета с туркменской делегацией.
Народная мудрость гласит: «Под лежачий камень вода не течет». Такими «камнями» на пути прогресса туркменского общества лежат демагогия, коррупция, политическая инертность и беспомощность правительства, связанного по рукам и ногам идеологией «золотого века», «нового возрождения» и «эпохи могущества и счастья», навязанного авторитарным режимом президента, занимающего «достойное» место среди самых ужасных диктаторов современности.
Но есть и другая мудрость: «Вода камень точит». Будем надеяться, что в Туркменистане это скоро произойдет.
 Источник: Гундогар

Комментариев нет:

Отправка комментария

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.