суббота, 15 июня 2013 г.

«Транскаспий» на двоих?

Михаил Агаджанян
Проект Транскаспийского газопровода вновь обрёл признаки жизни. На стыке весны и лета текущего года заинтересованные в его реализации страны подали соответствующие информационные поводы.

В конце мая состоялся визит президента Турции в Туркменистан. Одна из предметных тем состоявшихся обсуждений заключалась в прoкладке пути для туркменского газа в Европу. В результате стороны подписали рамочное соглашение о сотрудничестве в поставках природного газа. Примерно в эти же сроки азербайджанские эксперты и туркменские представители выступили с оценками и заявлениями, которые вновь засвидетельствовали приверженность двух республик к сугубо двустороннему формату принятия решения о прокладке газовой трубы по дну Каспийского моря. Ашхабад и Баку настаивают на своём исключительном праве реализовать проект без получения согласия других прикаспийских стран. Иного мнения придерживаются Россия и Иран.
Политическая подоплёка разногласий несомненно присутствует. Но, как это обычно происходит в схожих энергоресурсных проектах, не является определяющей. Для России вопросом первоочередной важности выступает обеспечение благоприятных условий для развития экспортного потенциала «Газпрома» на приоритетном европейском направлении. Всё, что лежит за рамками этого российского приоритета в контексте реализации Транскаспийского проекта носит производный от него характер.
Нацеленность «Газпрома» носит долгосрочный характер. По оценкам представителей российской газовой корпорации, к 2025 году потребность Европы в импортном газе составит 145 млрд. куб. м, а к 2030 году вырастет до 200 млрд. Топ-менеджеры «Газпрома» в связи с этим заявляют о готовности «поставить газа стoлько, сколько Европе потребуется или захочется».
На то же географическое направление нацелены газовые мощности Азербайджана. Но стать достойным конкурентом России в борьбе за европейские рынки азербайджанский газ может исключительно при своей кооперации с туркменскими партнёрами. Понимание небходимости консолидации азербайджанского и туркменского газового потенциала для занятия уверенной ниши на европейском рынке особенно характерно для Турции. По всей видимости, именно эту мысль турецкая сторона в очередной раз попыталась донести до Ашхабада на высшем уровне в дни визита президента Гюля. В партнёрстве с Анкарой Баку и Ашхабад чувствуют себя более уверенными в частных и принципиальных вопросах, связанных с реализацией газового «транскаспия».
Политизация разногласий не отвечает интересам ни одной из прямо или косвенно вовлечённых сторон. Между тем, и в экономической плоскости вопроса, при оперировании только кубометрами поставок газа и абстрагируясь от той же каспийской проблематики, трудно найти точки сближения. Экономика вопроса разводит стороны в разные углы «ринга» не в меньшей степени, чем его политическая составляющая.
По прогнозам туркменского правительства, к которым, как и к аналогичным оптимистическим оценкам партнёров и конкурентов Ашхабада, следует относится осторожно, к 2016 году экспорт природного газа из республики может составить 80,7 млрд. куб. м, а к 2030-му – 180 млрд. куб. м. Нынешние объёмы добычи и экспорта туркменского газа находятся на уровне соответственно 68,6 млрд. куб. м (прогноз на 2013-й – 76,9 млрд. куб. м) и 40,3 млрд. куб. м (ожидания от этого года – чуть менее 44 млрд. куб. м).
По прогнозам зарубежных «оценщиков», в частности, из Международного энергетического агентства, к 2035 году Туркменистан будет добывать (заметьте, только добывать, а не экспортировать) не более 138 млрд. куб. м в год. Заявленная же Ашхабадом планка по добычи в 2030 году поднята до ежегодных 230 млрд. кубометров.
Даже при материализации менее благоприятных для Ашхабада прогнозов по кубометрам добычи и экспорта на годы вперёд, республика может потеснить «Газпром» на европейском направлении. Подобное случилось в вопросе освоения китайского рынка, где туркменский природный газ занял доминируюшие позиции. Даже с учётом заявленного Ашхабадом и Пекином перспективного двустороннего объёма поставок газа в 65 млрд. куб. м (к 2016 году) Москва не может чувствовать себя гарантированной от переориентации центральноазиатского газа с восточного на западный вектор.
С изначально заявленным сторонами проекта объёмом поставок газа по транскаспийской трубе в 30 млрд. куб. м «Газпром» ещё может как-то «ужиться». Впрочем, уже сейчас практически не вызывает сомнений то, что на ежегодных 30 млрд. потенциальные концессионеры трубы не остановятся. «Транскаспий» сделает нынешний объём закупок Россией центральноазиатского энергоресурса ещё более усечённым, а возможно и полностью неактуальным. «Газпром» ныне приобретает у трёх республик региона (Казахстан, Туркменистан и Узбекистан) в совокупности 33 млрд. куб. м. «Взнос» Ашхабада в этот ежегодный объём составляет порядка 10 млрд. куб. м. «Газпрому» также удaётся ориентировать на себя ещё от 1,5 до 2 млрд. кубометров азербайджанского газа. Очевидно, что реализация газового проекта по дну Каспия заставит центральноазиатские республики дважды подумать, прежде чем однозначно склониться к китайскому направлению поставок и, тем более, сохранить текущие объёмы поставок северному соседу в неприкосновенном виде.
Диверсификация экспорта «голубого топлива» в случае с республиками региона сулит им не только экономические дивиденды. По линии Центральная Азия – Южный Кавказ – Турция – Европа выстраиваются точки многовекторной опоры политических элит региона. Поэтому, когда официальные лица Туркменистана заявляют в Баку, что последний «должен участвовать, а не отходить от реализации проекта», в этом просматривается посыл скорее не прикаспийскому соседу, а внешним политическим спонсорам «транскаспия».
Источник: Политком.ru

Комментариев нет:

Отправка комментария

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.