четверг, 25 июля 2013 г.

Базар — барометр жизни

Аллан Алламов
Наши базары можно смело считать офисом «сарафанного радио» — главного поставщика разнообразной, не всегда точной, но главное, неангажированной информации.
У нас в последние годы стали много строить торговых рынков. В феврале 2011 года, помнится, все газеты и телеканалы восторженно сообщили об открытии на севере от туркменской столицы крупнейшего в Центральной Азии восточного базара «Алтын Асыр» площадью в 100 гектаров, но умолчали о том, что обошлось сие архитектурное украшение в 150 миллионов долларов США. Очевидно, умолчали специально, чтобы не дать лишний повод простым гражданам поворчать по поводу транжирования народных денег на мега-проекты. О стоимости рынка туркменистанцы узнали из интернета.

Пассажиры авиарейса по маршруту Ашхабад-Дашогуз-Ашхабад с высоты идущего на посадку или взлет лайнера замечают, что новый базар на окраине пустыни Каракумы по конфигурации в точности повторяет ахалский гель текинских ковров. На церемонии открытия рынка президент Бердымухаммедов велел подчиненным построить подобные базары, облицованные белым мрамором, в каждом велаяте и чтобы они были похожи на ковровые гели данного региона. Сказано — сделано. Хякимлики велаятов тут же объявили международнеый тендер на строительство восточных базаров. Первый из них «Багтыярлык», копирующий гель ковров долины Мургаба, уже в июле 2012 года открылся на 14-м километре автострады Мары-Ашхабад. Свои базары, напоминающие орнаменты йомудского, эрсаринского, сарыкского ковров сейчас усиленно строятся и в других велаятах, их открытие ожидается в самое ближайшее время.
Но суть не в строительстве и даже не в схожести объектов с причудливыми ковровыми гелями основных туркменских племен и тейпов, хотя сам факт застройки этих объектов по родоплеменному признаку говорит о многом, например, о многовековой разобщенности туркмен, которую нынешняя власть, на 90 процентов состоящая из текинцев центрального Ахалского велаята, и не пытается преодолеть. Разговор о другом. О базарах как о барометре жизни, в которых, как в зеркале, отражаются все пороки общества.
Базары Востока — это не только место концентрации огромной массы всевозможных товаров и услуг, бойкой торговли и оборота наличных денег в невероятно крупных суммах, но в условиях Туркменистана они и своеобразное информационное пространство, где люди узнают новости, куда приходят пообщаться или просто побродить между торговыми рядами,поглазеть на товары и узнать цены. Многое из того, о чем умалчивает власть и подчиненные ей СМИ, туркменистанцы узнают именно на базаре, куда первоначально стекаются слухи со всей округи, которые вскоре вместе со своими носителями возвращаются обратно в народ, но уже в трансформированном, подчас в домысленном виде. В этом плане наши базары можно смело считать офисом «сарафанного радио» — главного поставщика разнообразной, не всегда точной, но, главное, неангажированной информации.
Как и любое прибыльное место, базар имеет своего хозяина. Директора рынка во всех велаятах до сих пор зовут по-старинке базаркомом. Эта должность по уровню своей доходности считается ведущией среди всех «хлебных» место сферы торговли и распределения товарно-материальных ценностей. К базаркому многочисленными ручейками стекаются живые деньги в виде ежедневных сборов за торговое место с каждого торговца, за парковку автомобиля, аренду весов, гирь, аренду торговых точек, за предоставленные прочие платные услуги. Средства эти, заметим, не подвергнуты никакому фактическому учету, что позволяет базаркому и его команде по своему усмотрению распоряжаться собранной наличностью. По словам бывшего директора одного из рынков Туркменабата, место базаркома стоит больших денег, суммарные расходы потенциального кандидата на это «весьма хлебное место», в зависимости от объема ежедневного денежного оборота рынка, составят от 50 до 200 тысяч долларов.
«Мало »выкупить» должность, важно усидеть на ней подольше и вернуть сполна все, что было потрачено, — говорит бывший базарком, пожелавший остаться неназванным. А это зависит от твоего умения делиться с теми, кто наделен определенными полномочиями».
Из рассказа очевидца узнаем, что к рукам директора рынка ежедневно «прилипает» внушительная сумма наличных денег. Большая часть нала идет «наверх» — чиновникам местной власти, потребкооперации и торговли, в чьем подчинении находятся многие рынки, а также на удовлетворение запросов представителей контролирующих органов. Оказывается, каждый директор рынка держит так называемый «общак», средства которого, как он выразился, идут на исполнение продуктовых заказов, регулярно поступающих от влиятельных должностных лиц из системы правоохранительных, налоговых, надзорных органов. В продуктовый набор включаются лучшие виды алкогольной продукции, самые дорогие овощи, фрукты, виноград, цитрусовые, весь ассортимент сухофруктов и орехов, мясные и рыбные деликатесы. Однако даже того, что остается в руках базаркома после всех расходов, по словам нашего собеседника, достаточно, чтобы «облизать пальцы» и жить припеваючи.
«Привыкшие к халяве прокурорские и полицейские чины, наделенные правом применения штрафных санкций представители санэпидстанции, пожарного надзора, налоговой инспекции, козыряющий »корочкой» комитетчик — любой из них может лично позвонить, а затем прислать человека за таким набором по поводу какого-то семейного торжества в своем доме или в доме своего шефа. Все искусство базаркома в том и заключается, чтобы не отказаться от исполнения заказа, вовремя и, главное, в подобающем ассортименте набрать в коробки дорогие продукты, ориентировочная стоимость которых составит от 100 до 300 долларов. Справишься — будешь дальше работать. Нет — на твое место найдут другого, кто справится», — говорит бывший базарком.
Доходность базара туркмены сравнивают с полноводной рекой, из которой каждый черпает выгоду по мере своих способностей и полномочий. Однако директор рынка, как ни крути, остается пешкой, простым кабинетным чиновником в сравнении другими персонажами, которые, по мнению простых покупателей, держат базар в своих руках. Наиболее влиятельная сила — это перекупщики, которых полно на каждом рынке. Перекупщиков одинаково проклинают и покупатели, и сельхозпроизводители. Первые за то, что они, вступив меж собой в картельный сговор, диктуют свои цены на продукты, постоянно взвинчивая их, а вторые — за то, что перекупщики не дают сельчанам свободно торговать на рынке, скупая оптом весь товар подешевке еще на подступах к базару.
«Если убрать перекупщиков, то нынешние цены на овоще-бахчевую продукцию, молоко, яйца и многое другое снизятся на треть, но эту базарную мафию никто не победит», — говорит Базарбай Эминов из села Гарамазы Дашогузского велаята.
Однако не все с этим мнением согласны. Например, 63 летний пенсионер из Дашогуза Какабай Гарабаев не винит перекупщиков, считает их труд дозволенным, а их доход чистым, то есть халалом. «Это их бизнес. Они такие же люди, как все мы, но им в условиях безработицы удалось найти свою нишу в оптовой скупке и розничной перепродаже продукции. А что, было бы лучше, если бы эти люди встали на другой, преступный путь, занимались харамом?», — вопрошает ветеран труда.
Если послушать самих базарных торговцев, которых люди называют презрительным словом «алыпсатар» (дословно купи-продай), то на рынке, как в обычной жизни, кто-то в зной и в стужу трудится в поте лица, чтобы прокормить свою семью, а кто-то, наделенный широкими правами и полномочиями, пожинает плоды чужого труда. Последних, по их словам, развелось так много, что поборы с их стороны уже приобретают формы открытого грабежа. И этот узаконенный грабеж отражается на ценах.
«Бюджетники жалуются, что с их зарплаты постоянно удерживаются какие-то суммы то на подписку на газеты, то на покупку саженцев, то на обновление изорвавшегося флага на крыше школы, то с них деньги собирают на покупку новой книги президента Бердымухаммедова. И у нас так же, как у них, но мы, базарные торговцы, отстегиваем деньги за занятые торговые метры прилавка, ветсанэкспертизе, базарному представителю санэпидстанции, полицейскому из опорного пункта «02», чтобы не придрался по пустяку, налоговику и прочим проверяющим только за то, что они дали спокойно работать. Иначе замучают придирками, не дадут торговать. Я вам так скажу: помимо базаркома здесь хозяев хватает, и каждый имеет рот, все рты хотят есть, причем бесплатно и много», — поясняет ситуацию на дашогузском центральном рынке «Бай базар» 43 летняя Арзыгуль Атамедова, выставившая на прилавок молоко в бидонах, кисломолочные чекизе и гатык в литровых банках, кругляшки сливочного масла домашней выработки, яйца.
Женщина, много лет назад получившая аттестат о среднем образовании, рассуждает как дипломированный экономист. Она не согласна с утверждением молвы о том, дескать, что перекупщики взвинчивают базарные цены и этим самым делают бесполезным ежегодное повышение на 10 процентов размеров зарплат, пенсий, пособий и стипендий. Базар настолько чувствителен к внешним факторам, говорит она, вспоминая, как возросли цены на некоторые товары и продукты после того, как владельцам грузовых автомашин перестали выдавать талоны на бесплатный бензин.
«Или вот свежий пример, — говорит она, — президент наш на днях, представьтие, за полгода вперед, объявил о повышении зарплат на 10 процентов с 1 января будущего года, и на это его заявления базар уже отрегировал ростом цен на некоторые виды продуктов. Заметьте, не мы, торговцы, отреагировали, а базар».
Добавить к словам женщины со средним образованием практически нечего. Очевидно одно: на действующих и еще строящихся базарах ситуация надолго будет такой же, какая она остается в нашей жизни. Кто-то будет трудиться, не покладая рук, и при этом с трудом сводить концы с концами, а кто-то на халяву пользоваться благами чужого труда.
Источник: Гундогар

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.