понедельник, 29 июля 2013 г.

Жизнь после Nabucco

Промышленный и коммерческий расчет взяли верх. Действительно, то, чего добивался Брюссель и то, что к чему стремились нефтегазовые компании – совсем не одно и тоже. В конечном итогеразве некомпании платят?
Консорциум «Шах Дениз», разработку месторождения которого осуществляет BP (cдолей 25.5%1), 26 июня обнародовал свое окончательное решение по поводу того, по какому газопроводу консорциум будет экспортировать свой газ с шельфового месторожения в Азербайджане. Между проектом «NabuccoWest», предназначенным для транспортировки азербайджанского газа из Турции в центрально-европейский газораспределительный центр в Австрии, и проектом ТAP (проект Трансатлантического трубопровода Греция – Албания — Италия), BP и его партнеры остановили свой выбор на проекте TAP.

Решение, принятое 26 июня, стала окончательным ударом для проекта «Nabucco» с проектной мощностью 31 млрд кубометров газа в год, который был запущен в 2002г. с целью ослабить зависимость Евросоюза от российского газа и имел мощную поддержку Брюсселя и некоторых европейских государств после российско-украинских «газовых войн» в 2006 и 2009гг.
«Проект Nabucco завершен для нас», — признается Герхард Ройсс, генеральный директор австрийской компании OMV, лидера консорциума Nabucco. На самом деле проект Nabuccoуже был свернут в 2011г., когда консорциум «Шах Дениз» официально отклонил проект «большого» Nabucco, объявив о своем предпочтении проекту с учетом его потребностей с проектной мощностью всего 10 млрд кубометров газа в год. В конечном итоге проектная мощность может быть увеличена до 23 млрд кубометров газа в год с использованием дополнительных компрессорных мощностей при условии добычи дополнительных объемов газа и увеличении спроса из Южной и Центральной Европы.
Безусловно, если в Центральной Европе спрос все еще будет сохраняться и после 2020г., то в таком случае реализация проекта “NabuccoWest” представляется возможной. Таким образом, июньское решение в некоторой степени кажется не таким важным, как решение, принятое в 2011-2012гг., когда консорциум объявил об альтернативном плане, если оценивать его с позиции Туркменистана.
«Мы верим в потенциал Туркмении, но также понимаем, что принятие решение о Транс-Каспийском газопроводе заняло бы много времени. И нам пришлось быстро принять решение о том, как будут экспортироваться будущие поставки газа с месторождения «Шах Дениз 2», — объяснил несколько месяцев назад старший сотрудник французской компанииTotal, являющейся участником консорциума.
Геополитическая ситуация делает принятие любого решение о строительстве трубопровода в Каспийском море почти невозможным. После распада СССР в 1991г. пять прибрежных государств не смогли достичь соглашения о статусе Каспия. Россия особенно пользуется своим правом вето, чтобы не позволить Центрально-Азиатским компаниям по добыче углеводородного сырья конкурировать с ней на западных рынках.
Директор азербайджанского центра нефтяных исследований в Баку Ильхам Шабан преуменьшает значение решения, принятого 26 июня: «Транс-каспийский газопровод, наряду с другими газопроводами, построенными для транспортировки газа в Европу через Южный газовый коридор Евросоюза, никогда не рассматривались с коммерческой точки зрения. Поэтому я не уверен, что решение консцорциума «Шах Дениз» серьезно отразится на руководстве Туркмении, которое принимает политические решения».
Тем не менее, Nabucco был движущей силой и, скорее всего, в ближайшие годы любые планы по экспорту туркменского газа через Каспий будут преданы забвению. А принимая во внимание нынешнюю непростую ситуацию, какие варианты есть сейчас у Туркменистана? Западный коридор еще не полностью свернут, — считает эксперт по вопросам энергетике на Кавказе Лиана Джервалидзе. “Туркменистан может рассматривать выбор в пользу TAPI как положительный шаг, потому что проект не представляет угрозы для России на ее традиционных рынках в Восточной Европе. Более того, для Туркмении ситуацию может переломить только пропускная способность газопровода из Азербайджана в Евросоюз: будет ли Азербайджан принимать участие в строительстве газопровода TANAP [Транс-анатолийский газопровод] или, возможно, даст согласие на использование ЮКТ [Южно-Кавказский трубопровод] и трубопровода турецкой компании Botash, как постоянно предлагает BP? Расширение ЮКТ и Botash — наиболее экономически выгодный способ транспортировки газа в Европу, но только при условии, что объемы газа не будут превышать 24-30 млрд кубометров в год. Будет ли этого достаточно, чтобы со временем обеспечить минимальные поставки в объеме 10 млрд кубометров туркменского газа?»
Джервалидзе подчеркивает, что контракт Турции на поставку газа в первую фазу проекта «Шах Дениз» предусматривает поставки объемом примерно до 6,6 млрд кубометров в год, а действие контракта заканчивается к концу 2022г. Однако, она заявляет, что «ожидается, что Турция возобновит действие контракта после окончания срока действующего. Если это так, то после расширения ЮКТ придется обеспечить транспортировку заявленных 6,6 млрд кубометров плюс 6 млрд кубометров из фазы 2, и 10 млрд кубометров уйдут в Европу. Итого уже получается 22 млрд кубометров. Если ЮКТ можно расширить до 30 млрд кубометров, то тогда его проектную мощность можно использоваться для экспорта газа с других азербайджанских месторождений, таких как «Шах Дениз 3», глубоководных месторождений «Азери — Шираз — Гюнешли», «Абшерон», «Бабек/Умид» и пр. В этом случае для поставок туркменского газа не останется никаких шансов. Ашхабад может только надеяться, что консорциум начнет строительство нового трубопровода TANAP».
Но ожидания Туркмении не должны быть слишком завышенными. Ильхам Шабан подчекивает, что в Баку, когда речь зашла о том, какой маршрут выбрать для экспорта газа с месторождения «Шах Дениз 2», «никто не рассчитывал, что будущий газопровод будут использовать для транспортировки газа с правобережья Каспия». Ровнаг Абдуллаев, президент Азербайджанской государственной нефтяной компании, подтвердил это после решения 26 июня: «Мы рассматриваем маршрут газопровода в Австрию как естественный рынок для этого газа. План разработки обоих маршрутов газопровода [TAP и Nabucco-West] закладывает фундамент для дальнейшего роста».
Будущее экспортных поставок газа из Туркменистана кажется менее радужным, чем когда-то ожидалось. С 2009г. и после снижения спроса в Евросоюзе, Россия закупает у Туркмении не более 10 млрд кубометров газа в год. Пока европейский газовый рынок не восстановится, «нынешняя ситуация не изменится», — считает представитель «Росэнерго» Михаил Крутикин. Иран также представляет незначительную долю от добычи туркменского газа: экспортные поставки туркменского газа составили всего 4 миллиардов кубометров в прошлом году, что на 52% меньше, чем в 2011г. Ашхабад приостановил газовые поставки своему южному соседу, так как долг Тегерана превышает 1 миллиард долларов из-за трудностей, связанных с банковской системой Ирана после того, как международное сообщество вввело новые санкции на исламскую республику, которая отказывается решать проблемы, связанные с ядерной программой страны.
И, наконец, Китай начинает занимать благоприятную позицию в Туркмении. В 2009 был запущен газопровод Туркмения – Китай с проектной мощностью 40 млрд м³ в год. В настоящее время Пекин импортирует около 20 млрд кубометров туркменского газа в год. Очень сложно понять, на каких именно коммерческих условиях заключили сделку Ашхабад и Пекин. Одна из авторитетных аналитиков из США [Дженнифер Кулидж] заявила в марте 2012г., что цена на туркменский газ на узбекской границе колеблется в пределах $140-190. Другой эксперт [британец Саймон Пирани из Оксфордского института энергетических исследований] приводит совершенно другие цифры. По его мнению, цена за газ на той же границе составляет $334 за 1000 м³.
«Если американский аналитик прав, и если мы не забудем о китайском займе в размере 10 миллиардов долларов, то Туркменистан снова покажет крайнюю заинтересованность в экспортных поставках на Запад», — объясняет Лиана Джервалидзе.
Какова бы ни была цена, а также принимая в расчет выигрышную позицию Китая по отношению к Туркмении, видимо, Ашхабад больше, чем когда-либо, размышляет о газопроводе «ТАПИ» (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия). Действительно, разве это не газопровод – мечта?
«С точки зрения инженерных сооружений, нет никаких особых сложностей. Что касается вопроса безопасности — обстановка в Афганистане по-прежнему нестабильна. Как обеспечить безопасность газопровода? Кто возьмет на себя риск по финансированию проекта? И займется вопросами страхования? Есть очень много неразрешенных моментов относительно проекта «ТАПИ», — считает Ильхам Шабан.

Режис Женте
Специально для ХТ
 1 Другие партнеры консорциума: Statoil (25.5%), SOCAR (10%), Total (10%), LUKoil (10%), NIOC (10%), и TPAO (9%).

Комментариев нет:

Отправка комментария

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.