вторник, 29 октября 2013 г.

Интервью с Вячеславом Мамедовым

Вячеслав Мамедов, председатель Демократического Гражданского Союза Туркменистана, базирующегося в Нидерландах.
Хроника Туркменистана: Вячеслав, известно что Ваша организация выступила инициатором акции по привлечению внимания властей к проблемам тепло- и водоснабжения Прикаспийского региона. Вы написали заявление на имя президента Туркменистана. Расскажите подробнее об этом, о чем это заявление и как возникла идея его написания?
Вячеслав Мамедов: Да, мы написали заявление на имя президента Бердымухамедова о том катастрофическом положении с тепло- и водоснабжением которое сложилось в западном регионе. В принципе, данная проблема охватывает весь Туркменистан, но в западном регионе страны она дошла просто до чрезвычайной ситуации и требует незамедлительного вмешательства властей и наведения элементарного порядка. Того порядка, чтоб у людей появилась вода в кранах, чтоб появилось тепло в квартирах, детских садах, больницах.

ХТ: То есть, Вы тем самым надеетесь что будут приняты меры по улучшению ситуации, даже принимая во внимание тот факт, что туркменское правительство не очень-то прислушивается и взаимодействует с общественностью?
ВМ: Надежда разумеется очень слабая, но другого механизма влияния у нас просто нет. Если в других странах, подобные вопросы решаются через представительные органы власти, то в Туркмении подобные органы власти отсутствуют. Чиновники на местах, которые должны заниматься этими проблемами, скрывают информацию, не докладывают вышестоящему начальству. В свою очередь, само руководство Туркменистана не заинтересованно в получении подобной информации и решении проблем. И это во многом обусловлено тем, что власть власть в Туркменистане не является избранной народом, она по сути своей не легитимна, и не несет никакой ответственности ни за состояние дел в государстве, ни за благосостояние народа.
ХТ: Вячеслав, чтобы наши читатели могли представить себе более конкретно сложившееся в западном регионе положение, не могли бы привести несколько наглядных примеров того, как именно сказывается это на рядовых гражданах, на техническом функционировании объектов?
ВМ: Следует отметить, что западный регион Туркменистана – это не только самый безводный район Туркменистана, но и всего центральноазиатского региона. Проблемы, о которых мы сегодня говорим, появились не вчера, они были всегда. Отсутствие достаточного водоснабжения, всегда был сдерживающим фактором для полноценного развития региона. Вопрос в другом, раньше былкомплексный подход к решению проблемы водоснабжения этого региона, сейчас его нет. К сожалению, после развала СССР, интерес к этим вопросам пропал вообще. Все пущено на самотек. Подача воды населению может ограничиваться двумя часами в сутки, вода может отсутствовать по десять дней. В подобных случаях, по городу ездят водовозки и развозят воду. Люди запасаются впрок, набирают воду во все емкости. Пациенты местных больниц, которым нужна госпитализация, должны принести с собой канистру воды! Дети в детских садах находятся в неотапливаемых помещениях. Это уровень послевоенных, 50-х годов прошлого столетия и все это происходит сегодня,в век технического прогресса.
ХТ: Все это звучит немного абсурдно, на фоне того, что в этот регион вкладываются миллиарды долларов, строятся фешенебельные отели. Ведь там строится курортная зона Аваза, которая по замыслу туркменских властей должна стать популярным туристическим местом. Почему же параллельно не удовлетворяются самые насущные нужны региона и населения?
ВМ: Дело в том, что для того, чтобы благосостояние народа было реальностью, а не популистским лозунгом, нужна вразумительная государственная политика на этот счет, нужен системный подход по обеспечению тех самых нужд народа. А этого в государственном управлении Туркменистана нет. Бюджетные деньги растрачиваются по принципу капризов президента — захотел и построил еще один суперотель. Вложение государственных денег в эти отрасли не являются первостепенными и необходимы для развития Туркменистана и с экономической точки зрения совершенно неоправданны. В итоге мы имеем то, что имеем: огромные средства вкладываются в сети престижных отелей, в фонтаны, концертные залы, а вся коммунальная система Туркменистана находится в плачевном состоянии и день за днем приходит в еще больший упадок. Весь этот блеск отелей, и журчание фонтанов, конечно же раздражает Красноводчан, у которых элементарно нет воды в кранах и тепла в домах.
ХТ: Вот Вы сказали что людей это раздражает. А есть ли какой-то протестный потенциал? Как люди выражают свое недовольство сложившимся положением вещей? Влияют ли они как-то на администрацию региона, на президента страны? Не могут же они из года в год жить без воды и тепла, ничего не делать и молча терпеть!
ВМ: Как я уже говорит, что в государственном управление Туркменистана нет того канала взаимодействия народа с властью, который должен быть в нормальной государственной системе. Поэтому донести информацию ”наверх” практически невозможно. Свободных средств массовой информации нет. Жалобы от населения, как правило стекаются хякиму города, который опасаясь репрессий в свой адрес со стороны вышестоящего начальства, просто не докладывает о проблемах вверенного ему региона. Иначе он рискует потерять свое рабочее место, с обвинением в некомпетентности и плохом управлении. Конечно, президент и его окружение знают о проблемах в этом регионе, но он не знает насколько масштабны эти проблемы сегодня.
ХТ: Как Вы считаете, почему возникла такая катастрофическая ситуация? Это человеческий фактор – нехватка специалистов, технический износ коммуникаций и оборудования, недостаток финансирования?
ВМ: Тут нет какой-то единой определенной причины. По-нашему мнению, это комплекс причин. Первое, это отсутствие стратегии развития региона как таковой. Нет понимания того, что необходимо делать, чтобы предотвратить кризис. Кадровый вопрос, тоже является одной из причин того упадка, который мынаблюдаем. Специалисты ”нетитульной” нации вынуждены были покинуть регион, поскольку лишились работы. Заменить их оказалось некем. Кроме того, государственная индустриальная политика Туркменистана привела к полному уничтожению национальной индустриальной сферы и эксплуатационных комплексов. Потому что ставка делалась на иностранный капитал, в частности на турецкий. Жизненно важные объекты были доверены сомнительным турецким компаниям, компаниям однодневкам, которые были созданы только для того, чтобы заработать денег. Это привело к тому, что мы имеем несоответствующие нашим условиям технологии и некачественное оборудование. Тем самым разорились десятки национальных строительных организаций, трестов, управлений. Ну а тот факт, что в этот регион не вкладываются средства уже в течении последних 20-ти лет, говорит сам за себя.
ХТ: Какой выход Вы видите из сложившейся ситуации?
ВМ: Как я уже говорил, важно определить что мы хотим делать. Хотим мы восстановить коммуникационные системы, или же мы намерены вернуться к системе водовозов? Причем в худшем ее варианте, который существовал в середине прошлого века, когда системы водоснабжения не было, и воду поставляли как придется. И это огромный шаг назад! И Туркменистан уже шагнул в эту бездну, в этот регресс, несмотря на красивый ”фасад” блестящих зданий разруха изъедает все важные системы изнутри. Моя точка зрения это незамедлительное развитие новых отраслей водоснабжения, строительство заводов, станций по опреснению воды. Замечательный опыт в этой сфере есть в Израиле, в Японии, который можно позаимствовать. Конечно это требует финансовых инвестиций, но без этого положение будет только ухудшаться.
ХТ: Туркменские власти рассчитывают на то, что в этот регион в ближайшее время потекут реки туристов со всего мира. Как вы думаете, они не боятся того, что на ряду с фешенебельными отелями, зарубежные гости увидят всю эту разруху?
ВМ: Дело в том, что для предполагаемых туристов уже построена дорога от аэропорта до Авазы, в обход этого гибнущего от безводья и замерзающего города. Конечно всех проблем не скрыть, даже и при таком подходе. Но другой вопрос, будут ли приезжать туристы на курорт соседствующий с нефтедобывающим комплексом? Смогут ли приезжать туристы в страну с жесткой визовой системой? Вероятнее всего – нет!
ХТ: Как Вы думаете президент лично заинтересован в благополучии этого региона? Будет ли какая-то реакция на Ваше обращение к нему?
ВМ: Мы всегда только надеемся на улучшение ситуации. То что мы могли сделать – сделано. Остальное — выбор туркменского правительства, показать свою состоятельность и компетентность в управлении государством, или же и дальше тешить себя какими-то мнимыми успехами, которые на мой взгляд и придуманы для самих себя. К сожалению, складывается ощущение что власть в Туркменистане живет в каком-то своем мирке, и очень оторвана от народа. Мы и дальше будет привлекать внимание в имеющимся в Туркменистане проблемам, возможно однажды наши голоса будут услышаны!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.