четверг, 3 октября 2013 г.

Президент Бердымухаммедов возомнил себя «выше Всевышнего»?

Максим Кичигин
Власти Туркменистана решают, кому отправляться в хадж, а кому оставаться дома.
На днях президент ТуркменистанаКурбанкули Бердымухаммедов подписал распоряжение о предоставлении разрешения 188 паломникам для совершения хаджа в Мекку и Медину. То есть, ровно столько, сколько вмещается в самолет «Boing-757», который используется для доставки паломников в Саудовскую Аравию и обратно.

На фоне численности паломников из других постсоветских стран (к примеру, из российского Дагестана с населением около 2,5 млн человек в хадж ежегодно отправляются свыше 8 тысяч паломников, из 5,6-миллионной Киргизии — 4,5 тысячи, из Таджикистана — свыше 5 тысяч), то, что из 6-миллионного населения Туркменистана совершить хадж «разрешили» лишь 188 гражданам, выглядит, по крайней мере, странно.
Кстати, эта цифра с небольшими колебаниями — 185-187 человек  — держится в Туркменистане на протяжении более десяти лет. Идея придать одной из основных священных обязанностей правоверного мусульманина — совершению хаджа — статуса «государственного мероприятия» принадлежала покойному Сапармураду Ниязову, который своим постановлением «Об исполнении мусульманами Туркменистана святой обязанности — совершения хаджа» «узаконил» один из основных столпов Ислама, правда, каждый год лишь для 188 граждан. Исключение составил 2009 год, когда туркменские власти и вовсе запретили своим гражданам совершать хадж, объяснив это опасностью распространения «свиного» гриппа A/H1N1. Взамен его президент Бердымухаммедов организовал паломничество мусульман к исламским святыням, расположенным на территории самого Туркменистана.
При этом, как известно, правительство Саудовской Аравии выделяет для Туркменистана квоту на посещение святых Мекки и Медины 3-4 тысячам, а по некоторым данным — 5 тысячам паломников.
Между тем, как отмечают независитмые СМИ, в действительности граждан Туркменистана, желающих посетить Мекку и Медину, намного больше. Но дело в том, что в Туркменистане численность и состав паломников формируется исключительно властями, и если кандидатура верующего не включена в официальный список, он не может исполнить свою священную обязанность. Туркменские власти запрещают отправляться в хадж людям, не включенным в заветный список. Эта практика также действует со времен Ниязова, который и ввел правило личного утверждения списков паломников.
По свидетельствам граждан, чтобы попасть в число «избранных», приходится проходить строгий «кастинг», в ходе которого власти выбирают наиболее лояльных правительству людей. Кстати, этим и объясняется то, что группа туркменских паломников даже во время посещения святынь в Саудовской Аравии, как на олимпийском стадионе, размахивает национальным флагом.
Причину подобной политики Бердымухаммедова эксперты видят в том, что, как и любая иная идеология, отличная от официальной, Ислам представляет опасность для правящей верхушки страны. Объединение большого количества людей для совершения религиозных обрядов, с точки зрения властей, недопустимо по причине утраты контроля за их поведением, что может также повлечь за собой рост недовольства существующей «светской» идеологией и отношением государства к верующим.
В посольстве Саудовской Аравии в Ашхабаде отказывают в выдаче виз для тех, кого нет в утвержденном Бердымухаммедовым списке, объясняя это боязнью поссориться с местными властями. «К сожалению, наше посольство вынуждено выдавать визы исключительно иностранцам, живущим в Ашхабаде: туркам, иранцам и другим мусульманам. Но не гражданам Туркменистана», — сообщают в посольстве.
Несмотря на это, туркменские мусульмане стараются попасть в Мекку любыми путями, для чего им приходится под различными предлогами выезжать сначала в Турцию, а уже оттуда — в Саудовскую Аравию.
Источник: Гундогар

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.