среда, 6 ноября 2013 г.

Письмо студентки туркменскому президенту

Добрый день, редактор! Мы с подругами написали письмо о наших бедах. Пошли отправлять Уважаемому Президенту, но у нас попросили паспорта. Говорят, что можно бросить письмо, когда Президент едет. Но как? Людей в это время сгоняют с улиц, заставляют прятаться. Все испугались, а я постаралась, хоть это было трудно, передать вам письмо через мою русскую подружку из России. Мне сказали, что ваш сайт читает наш Уважаемый Президент! Но наш Интернет не открывает этот сайт. И не могу читать ваши информации. Но многие говорят, что вы помогаете по многим вопросам. Я пишу не о себе. Я пишу о положении студентов в Туркменистане на примере моей жизни.

Я подсчитала, я учусь уже 15 лет. С шести лет родители водили меня, как и старших детей, на английский, рисование и музыку. Потом на спорт. Они хотели видеть нас разносторонне развитыми. Только я, младшая, окончила туркменскую школу. Родители говорят, чтобы не забывала корней, но на русском языке я и все в нашей семье хорошо говорим и пишем. Учиться за границей родители не разрешили. Не хотели, чтобы я покинула родной дом, как старшие, которые не желают возвращаться в Туркменистан.
Я думала, что буду учиться у вузовских профессоров. Но все совсем не так. Чтобы получить знания, я встаю в пять утра. Затем еду к частному преподавателю домой. Мы занимаемся час, и я мчусь на линейку. Клятва. Рука на груди. Сейчас бы начаться занятиям… Но почти каждое утро нам сообщают, что будет чаре — мероприятие. То нас учат гаишники, как нужно переходить дорогу, то муллы, как сторониться представителей опасных религиозных течений. И все в учебное время. После обеда, если бывает окно, свободное время, я иду на аэробику, спортивная сумка всегда со мной. Но свободного времени почти нет. То встречи с ректором, то с деканом, нас воспитывают, предупреждают и заставляют до пяти — шести часов сидеть в аудитории сложа руки. А сколько просиживаем на неинтересных конференциях, создавая фон для операторов телевидения… Нам объясняют, все для того, чтобы привыкали к дисциплине, не шлялись по улицам. Вот и сидим, запертые в аудиториях, кто сплетничает, кто к Интернете. Я хоть книжки читаю.
Накануне национальных праздников все учебное и свободное время съедают репетиции. Надо самим покупать каждый год новый спортивный костюм, хотя прошлогодний еще в полном порядке, не дрова же мы в них рубим. В этом году и за велосипеды вычитали. Кто-то их покупает по оптовой цене и наживается на студенческих деньгах. Мы же считать можем. А ведь есть этрапские, которые из села. Их родители до сих пор рассчитываются с долгами за поступление в Институт, а тут опять бесконечные поборы.
Я, отличница, сама поступила в вуз, но родители говорят, что им пришлось заплатить «самую малость». Мы все знаем цены за поступление в вуз — 70 — 100 тысяч зеленых. Некоторые преподаватели не стесняются: плачут, умоляют ректора дать им возможность быть в приемной комиссии на вступительных экзаменах, хоть один раз, только на машину набрать. Даже уборщицы участвуют в этом бизнесе. Многие студенты хвастают, что за них заплатили большие деньги… да и нам самим видно, кто «калымный». Таким никогда не ставят «троек». Они молчат на экзаменах, а в зачетках только «пятерки» и «четверки».
А бархат на платье сколько стоит, а вышивки, а как надоели эти нелепые косички! Я очень люблю туркменские платья, украшения, все наше, народное. Часто езжу на толкучку, чтобы полюбоваться изделиями мастериц. Но как хочется назло преподавателям похулиганить и прийти на занятия в джинсах. Но никогда этого не сделаю, меня тут же отчислят. Мои родители хотели, чтобы я была переводчиком, чтобы работала в Министерстве иностранных дел. Так хотят все Родители, которые отдавали деньги на вуз. Чтобы мы потом отработали. А я хочу быть искусствоведом, как в фильмах. Подруги смеются надо мной. Все же хотят быть переводчиками в богатых иностранных компаниях А я хочу посмотреть все музеи мира. Я жду благословенного дня, когда я получу диплом, принесу домой и скажу родителям — «Я сделала все, как Вы хотели, теперь я буду жить по-своему…»
Уважаемый Президент! Мне уже скоро двадцать лет, но я ни разу не была за границей, ни разу не говорила с живыми носителями языка, который изучаю с шести лет. Нас никуда не выпускают. Почему? Хотела поехать на праздники в Кара-кала к святым местам, чтобы помолиться о своей жизни, уже билет купила в автобусе, но поехать не смогла. Позвонила моя подруга и сказала, что декан всех собирает. Будет проверка.
Уважаемый Президент. Мы, студенты уверены, что наши преподаватели перестраховываются и держат нас в тисках. Прошу, дайте указания проверить, как нас учат, как нас воспитывают, кого из нас воспитывают. Рабов?… Но, когда сильно-сильно сжимают, выходит масло ненависти.
Шемшат…….. и все мои подруги — ашхабадские студенты.
**
Данное письмо опубликовано в том виде, в котором оно было получено.
Письма, адресованные властям Туркменистана и/или посетителям нашего сайта, мы получаем регулярно и сейчас подумываем над созданием отдельной рубрики, для публикации подобных писем. Если у читателей есть идеи и предложения адресованные нам, вы всегда можете воспользоваться кнопкой «Связаться с редакцией».
Редакция ХТ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.