четверг, 19 декабря 2013 г.

Все оттенки многопартийности

Сергей Расов
В Туркменистане подведены итоги выборов в национальный парламент, которые состоялись 15 декабря этого года. Конечно, называть вновь избранный высший законодательный орган станы многопартийным – это преувеличение, но тем не менее значительная группа партийных бизнесменов пополнила ряды парламентариев.

Это стало возможно благодаря принятому в 2012 году закону «О политических партиях», согласно которому граждане страны получили право на создание политических организаций, затем в стране появилась Партия промышленников и предпринимателей (создание которой одобрил президент Бердымухамедов), а летом 2013 года парламентом страны был принят обновленный Избирательный кодекс. Согласно ему, избранным считается кандидат в депутаты, получивший на выборах более половины голосов избирателей.
По данным ЦИК Туркмении 47 депутатских мандатов получила Демократическая партия Туркменистана (партия власти, которую ранее возглавлял президент Бердымухамедов), на втором месте представители профсоюзов страны — 33 мандата, 16 депутатских кресел у Союза женщин, чуть меньше — 14 мандатов — у второй легальной партии страны — Партии промышленников и предпринимателей, 8 представителей Молодежной организации Туркменистана имени Махтумкули получили право пять лет заседать в меджлисе и 7 человек «от групп граждан».
Отметим, что власти Туркменистана намекали на то, что оппозиционные партии в изгнании также могут принять участие в выборах, если организуют свои инициативные группы граждан и выдвинут от них кандидатов в парламент.
Но, как заявил «Немецкой волне» лидер Республиканской оппозиционной партии в изгнании Нурмухаммед Ханамов, «партия отказалась от планов принять участие в выборах, опасаясь за безопасность людей в Туркменистане».
Другими словами, зарубежная оппозиция не верит, что президент Бердымухамедов оставит в покое тех граждан, которые сотрудничают с оппозицией, и они не окажутся в застенках…
Всего на 125 мест в однопалатном парламенте страны претендовало 283 кандидата, которые выставляли свои кандидатуры по территориальным избирательным округам. В соответствии с выборным законодательством им было предоставлено бесплатное эфирное время на государственных телерадиоканалах, а в газетах, столичной и велаятской (областной) печати, были опубликованы биографические данные всех кандидатов в депутаты.
За предвыборной ситуацией и ходом голосования наблюдали более 2500 национальных наблюдателей, а также представители Евросоюза, СНГ и ОБСЕ, приглашенные по инициативе туркменской стороны, которые осуществляли мониторинг избирательного процесса. Миссию СНГ возглавлял исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев, а делегацию БДИЧ/ОБСЕ Александр Кельчевский.
Причем, миссия БДИПЧ/ОБСЕ впервые была допущена до оценки выборов в Туркменистане. Также впервые в качестве наблюдателей были приглашены представители Парламентской ассамблеи ОБСЕ, которую возглавил ирландский сенатор Джеймс Уолш. Отчет европейских делегаций ожидается в феврале.
По мнению Центризбиркома Туркмении выборы в меджлис «были ознаменованы высокой гражданской активностью туркменского общества», и более 90% избирателей воспользовались своим правом проголосовать за кандидатов.
Такого же позитивного настроя придерживается и Сергей Лебедев, который на итоговойпресс-конференции заявил, что выборы проходили в спокойной обстановке и «соответствовали общепризнанным демократическим нормам, были открытыми, гласными и обеспечили свободное волеизъявление граждан страны».
Впрочем, г-н Лебедев всегда дает такую в высшей степени положительную оценку выборам в странах СНГ и вряд ли от него можно ожидать чего-то иного.
А вот правозащитники придерживаются противоположного мнения. Например, «Международная амнистия» называет парламентские выборы в Туркменистане «символическим жестом, призванным отвлечь внимание международного сообщества», а по мнению директора региональной программы «Международной амнистии» по Европе и Центральной Азии Джона Дальхизена, «проведение этих выборов не решит проблемы тотальных репрессий, отказа в основных правах человека и всепроникающего страха, многие годы царящего в Туркменистане, а любые показные успехи в области прав человека - просто обман». Такого же мнения придерживается замдиректора отделения по Европе и Центральной Азии правозащитной организации Human Rights Watch Рэчел Денбер, которая отметила изданию EurasiaNet.org, что «создание правительством одной партии не знаменует собой ослабления тотального контроля президента над политической жизнью и обществом».
Официальный Ашгабад традиционно на такие критические заявления не отвечает и не реагирует. Поэтому, наверное, не погрешим против истины, если скажем, что формальное наличие конкуренции вовсе не означает, что у избирателей был выбор. Ибо все кандидаты, допущенные до выборов, являются людьми крайне благонадежными и преданными президенту Гурбангулы Бердымухамедову.
И неважно, кто из них победил, а кто проиграл — как в республике, так и за ее пределами мало кто ставит под сомнение то, что курс на обожествление главы государства будет только нарастать, а значит, Туркменистан как был, так и останется одним из самых закрытых и репрессивных государств на планете.
Источник: Республика KZ