среда, 12 февраля 2014 г.

Каким будет 2014 г. для Туркменистана? Мнения экспертов по геополитике

Пытаясь привлечь «свежую кровь» и услышать компетентное мнение, мы попросили четырех специалистов по Центральной Азии рассказать, каким они видят Туркменистан в 2014 году. Ниже приводим их цитаты. Регион претерпевает серьезные изменения, и эти изменения обязательно затронут Туркменистан.

* * *
«Если Иран вернется на международную аренду (…) это серьезно отразится на балансе в регионе»
Мохаммед-Реза Джалили, политический аналитик, специалист по Ближнему Востоку и Центральной Азии
На сегодняшний день отношения между Ашхабадом и Тегераном достаточно конструктивны. Объем торговли увеличивается, и в прошлом году он составил примерно 10 миллиардов долларов. ВгеополитикезаметныдветенденцииПрежде всего, между Туркменией и Ираном проходит общая граница протяженностью тысячу километров. В минувшем году оба государства добились успехов в области транспортного сообщения друг с другом с помощью строительства новой железной дороги. В 2014 г. работа в этом направлении, скорее всего, будет продолжена, так как обе страны можно использовать как транзитную территорию друг для друга. Туркмения стремится получить доступ к мировым рынкам через иранские порты на юге, а Иран хочет иметь доступ в Центральную Азию. Вторая геополитическая ситуация связана с вопросами безопасности. У Ашхабада и Тегерана есть общие интересы, будь то опасность, исходящая из Афганистана, или сирийский вопрос. Однозначно, что в 2014 г. основной вопрос – это непрерывные переговоры между Тегераном, Вашингтоном и международным сообществом об иранской ядерной проблеме. Они могут положительно отразиться на Туркменистане. Если Иран полностью будет интегрирован в международное сообщество и будут сняты санкции, то тогда страна смогла бы в кратчайшие сроки сделать все возможное для привлечения инвестиций в нефтегазовый сектор. Не думаю, что это отрицательно отразится на экспортных поставках газа из Туркмении в Иран, объем которых составляет примерно 10 миллиардов кубометров газа в год, так как Ирану нужен этот газ для густонаселенных северных регионов. Однако, важнее всего, что Иран, в случае своей деизоляции, откроет весь регион для торговли, нефтегазовой отрасли и для всевозможных инвестиций. Например, автопром мог бы получить второе рождение. Если Иран снова вернется на международную арену, это сильно отразится на балансе в регионе, поэтому все проекты, которые велись в регионе за последние 15 лет, шли в обход Иран. Это не произойдет в одночасье, Тегерану потребуются годы, чтобы восстановить доверие. Но именно в 2014 г. мы поймем, состоится ли возвращение Ирана или нет. В настоящий момент мы можем быть настроены оптимистично. А Туркменистану нужно внимательно следить за ходом переговоров.
* * *
«В Туркменских степях все довольно спокойно»
Ильхам Шабан, директор Центра нефтяных исследований Азербайджана и специалист по энергетики в информационном агентстве «Туран»
Азербайджан начал 2014 год очень активно. Сразу с первых рабочих дней президент Алиев отправился с официальным визитом в Брюссель и заверил руководство ЕС, что официальный Баку четко выполнит все свои энергетические обязательства в рамках проекта. Речь, конечно, шла о газопроводе Шах-Дениз-2 и двух проектах трубопроводов ТАНАП и ТАПИ по экспорту добываемого газа в Европу. Словом, это была хорошая подготовка для старта многомиллиардных инвестиций в нефтегазовые проекты в Азербайджане в период 2014-2018 годах, когда ожидается, что более 60 миллиардов долларов будут направлены на эти проекты. При таком развитии событий на правом берегу Каспия, в туркменских степях довольно спокойная обстановка. Официальный Ашхабад с конца прошлого года не подает никаких «признаков жизни» и не озвучивает свои намерения осуществлять поставки газа на Запад. Однако, правительство Туркменистана активно ведет переговоры об экспорте своего газа в других направлениях. Например, на 2014 год запланирован ряд мероприятий, чтобы в будущем начать строительство газопровода Туркменистан — Кыргызстан — Китай. Кроме того, в текущем году планируется провести несколько раундов переговоров по трубопроводу ТАПИ (Туркменистан — Афганистан – Пакистан — Индия). РабочиегруппыактивизируютработувэтомнаправленииОднако, не запланировано ни одного мероприятия, где в повестке дня будет стоять вопрос экспорта газа через Каспий, даже теоретически. Эта тема выносится на обсуждение только во время конференций. Во время совещаний в Ашхабаде, туркменские чиновники избегают употреблять выражение «транскаспийский газопровод». Поэтому трудно сказать, что в 2014 году со стороны официального Ашхабада будут предприняты какие-то шаги этом направлении.
* * *
«Наркоторговля останется самой серьезной проблемой в области безопасности»
Дмитрий Горенбург, аналитик-исследователь центра стратегических исследованийCNA
Я считаю, что наркоторговля останется основным вызовом безопасности для Туркменистана в наступившем году. Вывод американских войск из Афганистана может привести к обострению нестабильности в регионе, несмотря на то, что разговоры о возможном влиянии этого события на Центрально-азиатский регион преувеличены, поэтому я бы поставил этот вопрос на второе место. Если Америка, а именно ее войска действительно уйдут из Афганистана, это станет доказательством того, что на регион уже не будут обращать пристального внимания. Финансирование Центрально-азиатских государств на поддержание безопасности в регионе — еще один положительный сигнал. Если объем этой помощи сократится, это будет означать, что вывод войск из Афганистана также служит сигналом того, что США перестало обращать внимание на Центральную Азию. Так как Туркменистан относительно изолирован с точки зрения вопроса безопасности и вступления в альянсы, я не думаю, что последствия могу быть очень серьезными. Даже если движение «Талибан» захватит власть в Афганистане и будет использовать территорию страны как базу для распространения массовых беспорядков в Центральной Азии, на завершение этого процесса потребуется длительное время, поэтому результат мы не увидим в 2014 г. Россия сохранит лидирующие позиции по содействию безопасности в Центральной Азии в целом, хотя сама Туркмения имеет гораздо более тесные экономические связи с Китаем. Попытки российской стороны усилить ОДКБ — признак того, что российские власти серьезно относятся к вопросу безопасности в Центральной Азии. Возможно, что в какой-то момент Россия усилит давление на Туркменистан с целью участия Туркмении в мероприятиях ОДКБ или даже вступления в ее члены, хотя это давление не будет ощущаться еще какое-то время. Китай продолжит пользоваться содействием России в области безопасности и будет сосредоточен на завоевании лидирующей позиции в экономическом развитии Центральной Азии в целом, и конкретно в Туркмении. Роль Европы в лучшем случае будет минимальной. Индия и Турция сделали некоторые попытки укрепить сотрудничество по вопросам безопасности в государствах Центральной Азии, но не достигли существенных успехов.
* * *
«Укрепление отношений с иностранными партнерами»
Изабелла Дамиани, географ, специалист по Центральной Азии, преподаватель Версальского университета (Франция)
В то время как Ниязов (Туркменбаши) во главе угла своей внешней политики ставил «постоянный нейтралитет», что привело к определенной «геополитической независимости», его преемник Гурбангулы Бердымухаммедов немного изменил туркменскую дипломатию. Он сразу же продемонстрировал свое желание укреплять взаимоотношения с партнерами Туркменистана, в первую очередь с главными партнерами в экономической сфере, например с Ираном и Китаем, и со своими соседями по региону Афганистаном и Узбекистаном. В наступившем году нам следует обратить внимание на то, будет ли Туркменистан, будучи энергетической державой в регионе, стараться использовать свое географическое положение, чтобы стать мостиком между постсоветским пространством и Ближним Востоком, и начнет ли экспортировать свой газ. Местоположение страны с одной стороны можно рассматривать как преимущество, так как она находится в достаточном отделении от России, но также и как недостаток. Если Ашхабад такими же темпами будет продолжать укреплять отношения с иностранными партнерами, мы скоро сможем стать свидетелями развития событий в экономическом и энергетическом секторах, а также в области безопасности и обороны. В этом отношении вывод войск НАТО будет чрезвычайно важным событием для Туркменистана.
Реджис Женте
 специально для ХТ