понедельник, 24 марта 2014 г.

Как сын маму из Туркменистана вызволял

В феврале больной 80-летней женщине, вдове участника ВОВ после семимесячных мытарств, туркменские власти разрешили уехать из страны. Ее сын приехал в Ашхабад прошлым летом, надеясь успеть оформить все документы в течение своего трудового отпуска и забрать престарелую мать с собой в Россию…

Николай (назовем его так), потеряв работу и надежду на нормальную жизнь, уехал из Туркменистана в Россию в начале 2000-х, а его мама уезжать категорически отказалась. Несколько поколений их предков и отец Николая жили и умерли в Туркменистане, и женщине хотелось остаться и быть похороненной рядом с мужем.
Но эпопея с введением новых туркменских паспортов, без которых приехать на родину тем туркменистанцам, кто имел российское гражданство и проживал и работал в России, обрушила планы и надежды многих тысяч людей. К тому же в 2013 году мама Николая сильно заболела. Она больше не могла передвигаться, врачи признали у нее «сухую гангрену». Соответственно, оставаться и жить одной уже было нельзя.
Николай прилетел за матерью и, из-за бюрократических проволочек и чиновничьего беспредела, застрял в Ашхабаде на семь месяцев! Пришлось отправлять на место работы факс об увольнении по собственному желанию.
У старушки было гражданство РФ, но не было российского зарубежного паспорта, был внутренний туркменский паспорт, но не было нового туркменского паспорта.
Работники посольства РФ в Ашхабаде пошли навстречу старой женщине — приехали на дом, сфотографировали, сделали все необходимые процедуры и через два месяца зарубежный российский паспорт был готов.
Но выехать женщине вместе с сыном в Россию по старому паспорту работники туркменской миграционной службы не разрешили и категорически отказались выехать на дом для снятия отпечатков пальцев и других необходимых операций, чтобы сделать ей новый туркменский паспорт.
Чтобы решить проблему был вариант отказа от туркменского гражданства, но тогда надо было ждать вечность — еще никто из сдавших документы об отказе не получили ответа в Туркменистане. В конечном счете новый биометрический паспорт, как пропуск для выезда из Туркменистана обошелся Николаю в $1300 и несколько месяцев беготни и нервотрепки.
Но и после обретения столь долгожданного и дорогого, в прямом смысле, паспорта выехать не удалось. Когда все документы были на руках, а квартира продана, миграционная служба потребовали медицинскую справку о том, что старушка перенесет авиаперелет и не умрет в самолете. В противном случае надо было сдать мать в дом престарелых. И эта справка не просто, но была получена.
В настоящее время сын с матерью находятся в России и Николай вспоминает свое семимесячное хождение по мукам на родине с содроганием.