четверг, 24 апреля 2014 г.

На самой южной точке прежней империи…

Аллан Алламов
Двадцать с лишним лет прошло с момента развала СССР и провозглашения независимости Туркменистана, а здесь, в Кушке, на самой южной точке прежде могущественной империи, многое до сих пор напоминает советские времена.

Несмотря на то, что в начале 90-х годов Кушка по милости Сапармурада Туркменбаши стала Серхетабатом, здесь почти всё по-прежнему имеет прямое или косвенное отношение к военному ведомству — здания, техника, земля, а иные вопросы решаются не местным хякимом, а командиром дислоцированной здесь дивизии.
Да, почти все, как в годы СССР, и, тем не менее, есть и приметы эпохи независимости. Они, эти «веяния» нового времени, видны на каждом шагу. Это и неопределенность, сочетающаяся с безразличием чиновников, и всеобщая коммерциализация жизни, которая больше опирается не на закон, остающийся где-то по боку, на бумаге, а на принцип «ты — мне, я — тебе».
Например, по этому принципу вот уже на протяжении последних десятилетий продаются и покупаются квартиры в домах микрорайона «Южный». Дома эти построены еще в советское время и предназначены они для семей военных. Однако после сокращения численности военнослужащих квартиры недолгое время пустовали. До тех пор, пока в квартирно-эксплуатационной части, больше известной по аббревиатуре КЭЧ, нашлись «ушлые» люди, которые быстро освоили конъюнктуру местного рынка жилья и наладили свой бизнес. Предприниматели при погонах и должностях начали распродажу квартир внутренним гастарбайтерам из Тахтабазара, Сандыкачи и других населенных пунктов. Документов на жилье, естественно, никаких не дают — просто плати деньги и бери ключи.
Бытовая неустроенность, видимо, настолько достала приезжих, что те платят озвученную чиновником из КЭЧа сумму, чтобы наконец-то заиметь, пусть на птичьих правах и пусть временно, хоть какую-то крышу над головой. Зная состояние людей без жилья, офицеры и вольнонаемные гражданские из КЭЧ процесс купли-продажи ведомственных квартир распределили по сезонам: весной под предлогом, что прибывшим офицерам с семьями негде жить, они выселяют бесправных гражданских из квартир. А ближе к лету вновь продают квартиры по своим установленным тарифам, до следующей весны.
Цена годового проживания в домах военного микрорайона «Южный» зависит от нескольких факторов, например, от наличия или отсутствия в них бытовых удобств. Квартиры с водопроводом, канализацией и прочими атрибутами цивилизации доходят до полутора тысяч долларов, а если нет удобств, то за 100- 300 долларов можно прожить почти год, не беспокоясь, что тебя выселят. На цены влияет также и участие в сделках посредников — без них покупка временной квартиры, естественно, обходится дешевле.
Продажа квартир происходит без оформления документов, поэтому нетрудно догадаться, в чьих карманах оседают деньги, собранные с приезжих квартиросъемщиков. Об этом здесь никто вслух не говорит, но все и без слов прекрасно понимают, что свою долю исправно получают военное командование гарнизона, военная прокуратура и так называемый «особист» — сотрудник военной контрразведки. Деньги делают их слепыми до весны, а весной же, как сказано выше, начинается массовое выселение всех, кто вселился в квартиры без документов и разрешений.
По словам местных жителей, ставших живыми свидетелями выставленного на улицу домашнего скарба жильцов-нелегалов, в этом году пик выселения пришелся на февраль-март. Причина — прибытие дополнительных сил в связи с напряженной ситуацией на границе. В этом месяце в «Южном» освободили две четырехэтажки, десятки семей оказались на улице.
«И представь себе, ты никому не можешь жаловаться, — говорит женщина с двумя малолетними детьми, домашние вещи которой в отсутствие мужа вмиг оказались на улице. — В прошлом году две женщины ездили в Минобороны, а толку не было. Все надо решать на месте, то есть снова договариваться с кем надо, платить деньги до следующего выселения».
Местный хякимлик, вроде бы, пытается что-то сделать для тех, кто нуждается в жилье, но назвать эти действия «помощью» язык не поворачивается. Это больше похоже на издевательство над людьми.
К примеру, два года назад нуждающимся были выделены земельные участки под строительство индивидуального дома. Хяким наложил резолюции на заявления граждан, вынес соответствующее решение, землемер отмерил площади, новые владельцы вбили колышки. Однако процедура передачи участков в собственность людей юридически оформлена не была. Тогда им так и сказали: вы пока начинайте строить, а документы выпишем потом. Предвкушая предстоящую жизнь в собственном доме, кушкинцы стали строиться, но спустя время пришли военные и отобрали некоторые участки, мотивируя свои действия тем, что земля принадлежит министерству обороны и что здесь по плану будет проложена линия водопровода.
После этого случая стройку приостановили даже те, кто выполнил более 50 процентов работ на своем участке. Люди полтора года находятся в состоянии недоумения. Командование дивизии даже близко не подпускает к себе гражданских лиц с их проблемами, а в хякимлике все время обещают «решить вопрос раз и навсегда». Но время идет, уже и хякимы на своем посту успели смениться дважды, а воз, как говорится, и ныне там.
Об отсутствии согласованности между местной властью и военными говорит не только этот случай с выделенными земельными участками, но и запутанная история со строительством новой школы. Во-первых, под школу перепрофилировали недостроенное здание, расположенное на высокой сопке. Уже сейчас ясно, что детишкам с их тяжелыми школьными ранцами будет нелегко ежедневно совершать туда марш-бросок. Во-вторых, людей беспокоит то, что новая школа будет чуть ли не на расстоянии шаговой доступности от колючей проволоки, за которой пролегает не всегда спокойная государственная граница с Афганистаном.
Военные и таможенники, чей пост, кстати, также находится в пяти минутах ходьбы от строящейся школы, конечно же, не хотят иметь такой объект с достаточно шумным и, порой, непослушно-любознательным контингентом. Но согласованности нет, а школа у колючей проволоки продолжает строиться и, по всей видимости, в ближайшее время начнет действовать.
Источник: Гундогар