понедельник, 5 мая 2014 г.

Госдеп США скептически относится к контртеррористической деятельности стран Центральной Азии

Совместный кыргызско-американский
тренинг по борьбе с терроризмом.
Джошуа Кучера
Как явствует из ежегодного доклада Госдепартамента США о терроризме в странах мира, Госдеп скептически относится к оценке правительствами центральноазиатских государств угрозы терроризма в своих странах.
Доклад Госдепартамента о терроризме в странах мира был обнародован на этой неделе под общим подзаголовком, что мировой терроризм вырос на 43 процента. Однако по Центральной Азии и Кавказу таких точных цифр не называлось.

Формулировки доклада нынешнего года напоминают прошлогодние. «Правда, эффективность мер, предпринимаемых некоторыми государствами Центральной Азии по сокращению своей уязвимости в отношении предполагаемой террористической угрозы, в некоторых случаях просматривалась с трудом по причине неспособности властей провести четкую грань между терроризмом и вооруженным экстремизмом, с одной стороны, и политической оппозицией и отправлением нетрадиционных религиозных верований, с другой», – говорится в документе. Однако в этом году добавилось немного конкретики в виде упоминания Исламского движения Узбекистана (ИДУ). «Террористические группировки, связанные с Центральной Азией (особенно Исламское движение Узбекистана и Союз исламского джихада), по-прежнему представляли проблему, даже осуществляя свои операции за пределами территорий центральноазиатских государств».
Тема преувеличенной оценки имеющейся угрозы была продолжена и в разделах, посвященных отдельно взятым странам. В Казахстане: «Широкое, неопределенное толкование терроризма и так называемого «религиозного экстремизма» порой приводило к аресту и преследованию мирных граждан и религиозных объединений». В Туркменистане: «Широкое, неопределенное толкование терроризма и так называемого «религиозного экстремизма» время от времени использовалось властями для наступления на инакомыслие внутри страны». В Узбекистане: «Правительство Узбекистана ограничивает информацию о внутренних аспектах, затрудняя анализ как уровня террористической угрозы, так и эффективности действий правоохранительных органов Узбекистана по противодействию ей…Более того, эффективность контртеррористической деятельности Узбекистана подрывается несоблюдением основополагающих прав человека, неэффективной и забюрократизированной работой государственных институтов, а также медленным прогрессом в деле упрочения принципа верховенства закона. Эти факторы повышают уязвимость страны по отношению к распространению вооруженного экстремизма».
В докладе также очерчивается характер сотрудничества, осуществляемого США с данными странами. Описания не содержат особых подробностей, но немного проясняют характер мышления Вашингтона. «Правительство Казахстана выразило интерес к углублению контртеррористического сотрудничества с Соединенными Штатами, особенно в сфере обмена информацией и взаимодействия правоохранительных органов, а также наращивания потенциала Казахстана по проведению специальных контртеррористических операций». В докладе не уточняется, насколько благосклонно относятся США к подобного рода программам. То же самое отмечается и в связи с Таджикистаном: «Таджикистан желал бы повысить потенциал своих вооруженных сил и правоохранительных органов в деле проведения тактических операций путем реализации двусторонних и многосторонних программ помощи, в том числе с участием США».
Туркменистан с настороженностью относится в идее взаимодействия, даже в более ограниченном объеме: «Туркменистан же не проявлял склонности работать с Госдепартаментом, приняв участие лишь в двух из пяти курсов антитеррористической помощи, организованных за последние три года». Любопытно, что в разделе доклада по Узбекистану о сотрудничестве с США не упоминалось ни слова.
Только лишь в отношении Кыргызстана документ содержит информацию о конкретной деятельности США: «Вооруженные силы США провели восемь учений по отработке контртеррористических действий с участием войск ГКНБ, МВД, Минобороны и Погранслужбы. Эти учения включали в себя отработку подразделениями выполнения стандартных боевых задач на базе соблюдения прав человека и обеспечения безопасности мирного населения».
Как и следовало ожидать, опасность терроризма на Кавказе носила меньший характер при большем объеме сотрудничества с США. «Грузия продолжила поддерживать тесное взаимодействие с Соединенными Штатами по целому ряду аспектов, связанных с борьбой с терроризмом…Контртеррористическое сотрудничество продолжилось на постоянной основе после смены власти, и все признаки указывают на то, что новое правительство будет и впредь плотно взаимодействовать с Соединенными Штатами и другими международными партнерами в деле борьбы с терроризмом».
И «Азербайджан продолжил активное контртеррористическое сотрудничество с США и активно противодействовал деятельности террористических организаций по транспортировке людей, финансовых средств и материалов по территории Кавказа». (Похоже, Армения по какой-то причине была совершенно выпущена из обзора).
Любопытно, что уровень скепсиса, выраженного Госдепом в отношении правительств центральноазиатских стран, не распространился на Азербайджан. В документе перечисляется ряд предполагаемых иранских заговоров, раскрытых властями, без упоминания широко распространенного мнения, что власти раздувают эти сообщения в собственных целях.
Источник: Eurasianet.org