вторник, 27 мая 2014 г.

Филькина грамота о борьбе с коррупцией

Байрам Шихмурадов
В июне Туркменистану предстоит пройти процедуру обзора выполнения положений Конвенции ООН против коррупции. Без принятия антикоррупционного закона отчитаться было бы нереально…

«Крайне сложно управлять невинными людьми… А если преступников недостаточно, нужно их создавать. Принимается такое количество законов, что человеку невозможно существовать не нарушая их. Кому нужна нация, состоящая сплошь из законопослушных граждан? Какая от нее польза? А вот издайте законы, которые нельзя будет ни соблюдать, ни проводить в жизнь, ни объективно трактовать, и вы получите нацию нарушителей, а значит сможете заработать на преступлениях». (Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»)
***
1 марта 2014 года в Туркменистане вступил в силу Закон «О противодействии коррупции». Впервые независимое туркменское законодательство определило понятие коррупции шире, чем доброе старое взяточничество. Международные наблюдатели политично кивают: «Удовлетворены, приветствуем», — а те, кто знаком с Туркменистаном лучше, понимают, что закон о противодействии коррупции в одной из наиболее коррумпированных стран мира написан именно для удовлетворения международных наблюдателей, а не из стремления к общественному порядку.
Основа любого закона — его нормативно-правовое содержание и описание последствий несоблюдения перечисленных норм. В Законе Туркменистана «О противодействии коррупции» ничего подобного вы не найдете. Это типичная филькина грамота, безграмотно составленная и не имеющая никакого юридического смысла. Чего стоит одна только фраза о том, что Закон направлен на «расширение демократических начал»!
Проще говоря, статьи нового закона не содержат ни норм права, ни санкций, применяемых к нарушителям. Одни только ссылки на безымянные «нормативные правовые акты Туркменистана», которые «могут применяться» в тех или иных случаях (а могут, соответственно и не применяться). И, наконец, предпоследняя статья гласит: «Настоящий Закон является основой при разработке и принятии других нормативных правовых актов Туркменистана, определяющих направления и способы противодействия коррупции». То есть, авторы Закона «О противодействии коррупции» наполнили его ссылками на несуществующие законы и подзаконные акты, которые еще только предстоит разработать и принять.
Возникает вопрос: для чего и кому понадобился очередной неполноценный закон, про который заранее ясно, что он работать не будет?
Дело в том, что любые законы в Туркменистане существуют не для того, чтобы применять их на практике, а для того, чтобы отчитываться перед зарубежными партнерами и международными организациями о соответствии национального законодательства общепринятым мировым стандартам.
В июне Туркменистану предстоит пройти процедуру обзора выполнения положений Конвенции ООН против коррупции, к которой страна присоединилась в 2005 году. Без принятия антикоррупционного закона отчитаться было бы нереально, просто не о чем было бы докладывать. А теперь есть новый закон, а с ним и шанс получить очередной международный «зачет» автоматом.
Для того, чтобы ни у кого в ООН не возникло сомнений в серьезности намерений нынешнего туркменского вождя победить коррупцию, наверняка, будут приведены данные о количестве приговоренных к лишению свободы государственных служащих. Любопытно, какая при этом будет названа цифра. По самым скромным подсчетам, за время с момента обретения государственной независимости Туркменистана за решетку было отправлено не менее 3 тысяч чиновников, если считать только высшую номенклатуру, в числе которых немало как действительно совершивших коррупционные нарушения разной степени серьезности, так и ни в чем не повинных жертв массовых политических репрессий.
Так или иначе, коррупция в Туркменистане к сегодняшнему дню, приобрела воистину грандиозный масштаб. Правовая наука различает три вида коррупции: бытовую, деловую и коррупцию верховной власти. Все три укоренились в Туркменистане давно и настолько глубоко, что общество уже воспринимает коррупцию не как преступление, но как привычное условие повседневной жизни. Привычное настолько, что люди не считают нужным даже пытаться скрывать свои коррупционные действия.
Плата директору за устройство ребенка в бесплатную школу или врачу за бесплатные лекарства у жителей Туркменистана считаются абсолютно нормальными явлениями, такими же, как президент, разъезжающий на «Бугатти» или раздающий пачки иностранной валюты артистам цирка. Устроиться на работу, лечь в больницу, получить паспорт или водительские права, поступить в институт, поставить автомобиль на учет — все это в Туркменистане стоит денег, порой немалых. Как с этим бороться? Почитайте Закон Туркменистана «О противодействии коррупции», там нет об этом ни слова, одни только популистские лозунги и размытые формулировки.
В числе основных причин высокой коррупции специалисты называют как раз двусмысленные законы и непонимание этих законов населением. Сюда же относят нестабильную политическую ситуацию в стране, отсутствие механизмов взаимодействия институтов власти, зависимость принципов работы государственного аппарата от политики правящей элиты, профессиональная некомпетентность должностных лиц, кумовство и низкий уровень участия граждан в контроле над государством.
Граждане Туркменистана никак не контролируют государство. Гражданское общество, едва зародившись в первые годы независимости, не сумело выжить в условиях тоталитаризма. Сама же тоталитарная власть естественно не заинтересована в борьбе с коррупцией, так как не видит для себя другой среды благополучного существования кроме блатного туркменского капитализма, построенного Туркменбаши, и которым преемник Туркменбаши — Аркадаг, не от большого ума так гордится.
Источник: Гундогар