четверг, 5 июня 2014 г.

«Бодрумское чаепитие»: Азербайджан накануне нового выбора

Фархад Мамедов
В курортном турецком городе Бодрум сегодня начнет работу 4-й саммит тюркоязычных государств (ССТГ). Отличие этого саммита — в непосредственном личном участии в нем президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедова, который ранее отказывался напрямую сотрудничать с организацией, предпочитая статус наблюдателя. Этот факт может свидетельствовать об усилении позиций молодого объединения, за которым все более внимательно и ревностно следят в Москве.

Постоянными членами ССТГ являются 4 государства – Турция, Казахстан, Азербайджан и Кыргызстан, в качестве наблюдателя представлен Туркменистан, также не определена позиция Узбекистана, который пока не заявил о прямом участии в организации.
B этом году в работе саммита примут участие президенты Турции, Азербайджана, Кыргызстана, Казахстана и Туркменистана — Абдулла Гюль, Ильхам Алиев, Алмазбек Атамбаев, Нурсултан Назарбаев, Гурбангулы Бердымухаммедов.
Как сообщил генеральный секретарь Совета сотрудничества тюркоязычных государств Халил Акынджы, четвертый саммит должен стать прорывным, так как запланировано принятие «исторических документов» на уровне глав государств тюркоязычного мира. Среди них: Программа создания центров с целью усиления диаспор тюркоязычных стран на международной арене и расширение сферы их влияния, Стратегии дальнейшей совместной деятельности в области образования, экономического сотрудничества и создания совместного тюркского телевидения. Также планируется открытие в Вашингтоне, Париже и Берлине региональных центров ССТГ.
Стоит отметить, что в программе саммита не значится создание зоны свободной торговли тюркоязычных государств. Эта идея активно обсуждалась еще с прошлого года и предполагалось, что на третьем саммите в азербайджанской Габале будет принято принципиальное решение по этому вопросу. В частности, о том, что на саммите в Габале главным станет создание зоны свободной торговли между странами ССТГ, говорил генеральный секретарь Парламентской Ассамблеи тюркоязычных стран — ТюркПА — Рамиль Гасанов.
Однако зона свободной торговли между странами ССТГ многими экспертами рассматривается как прямое покушение на интересы Москвы в тюркоязычном мире.
Судя по всему, после непредсказуемой и агрессивной политики Кремля в отношении соседей этот вопрос сошел с повестки дня. К тому же российская дипломатия работала весьма активно и эффективно, чтобы не допустить создания тюркского аналога Таможенного союза.
В частности, за несколько дней до саммита в Габале, где должен был обсуждаться этот вопрос, в Азербайджан с официальным визитом прибыл Владимир Путин и, видимо, смог найти аргументы, убедившие Ильхама Алиева не выносить вопрос о безтаможенной среде на территории Турции, Азербайджана, Кыргызстана, Казахстана на широкое обсуждение.
В этом году ситуация оказалась аналогичной. Правда, на этот раз Баку до начала саммита ССТГ посетил министр экономического развития России Алексей Улюкаев, который предложил Азербайджану вступить в Евразийский экономический союз.
«Азербайджан не рассматривает возможности вступления в различные союзы, будь то Евразийский экономический союз или Европейский союз, так как эти проекты имеют не только экономические составляющие, но и политическую подоплеку», - сказал министр экономики и промышленности Азербайджана Шахин Мустафаев, фактически опровергнув прозвучавшие ранее со стороны лидеров интеграционного объединения утверждения об отсутствии политического контекста в создании ЕАЭС.
Российский министр попытался смягчить эффект от столь однозначного отрицательного ответа, рассказав о возможных плюсах для Баку при вступлении в новое объединение.
Он отметил, что участие в ЕАЭС благоприятно скажется на развитии сферы услуг, будет способствовать свободному передвижению человеческих ресурсов, инвестиций, созданию крупных инвестиционных проектов, особенно в сфере сельского хозяйства.
О том, что Москва имеет существенное влияние на лидеров тюркоязычных стран, общеизвестно, и, пожалуй, как раз Азербайджан менее всего подвержен этому влиянию из-за прямых противоречий с Россией по Нагорному Карабаху. Россия в конфликте в большей степени отстаивает интересы Армении, что вызывает неприятие азербайджанского руководства. Несмотря на это – наличие трудовых мигрантов на территории России и зависимость от российского импорта вынуждает Баку быть сговорчивым с Москвой.
Достаточно теплыми являются отношения премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с Владимиром Путиным, в том числе, Анкара зависит от поставок российского газа и также не может сильно сопротивляться давлению Кремля. Наглядно это продемонстрировала ситуация с коренными жителями Крыма – крымскими татарами, когда Турция достаточно снисходительно отнеслась к нарушению их прав и практически не отреагировала на призывы о помощи.
Казахстан и Кыргызстан напрямую находятся в поле интересов и влияния Москвы и зависимы от нее, поэтому говорить об их попытках превратить ССТГ в некий альтернативный евразийскому формату проект также не приходится.
Ярким свидетельством особой роли России в тюркоязычном альянсе можно назвать и прозвучавшее сегодня со стороны Турции одобрение намерения Кыргызстана вступить в Таможенный и Евразийский союз. Стоит отметить, что и сама Анкара выражала желание стать членом этих объединений, в частности, об этом говорил и Нурсултан Назарбаев.
Казахстанский ученый, дипломат, экономист Берлин Иришев считает, что сотрудничество РК с близкой исторически и культурно Турцией в любом формате — это необходимый и позитивный шаг. Евросоюз, несмотря на многие успехи Анкары в области экономики и политики, в гуманитарной сфере до сих пор игнорирует желание Турции стать членом ЕС, мотивируя тем, что Турция географически расположена не в Европе, а в Азии, и что в основе европейской интеграции — христианская религия, а Турция — мусульманская держава. Хотя Турция — член НАТО и занимает стратегическое положение на Ближнем Востоке. Поэтому в стремлении Казахстана и Турции к сотрудничеству есть много общего и положительного с точки зрения совместной выработки консолидированной позиции по ключевым мировым проблемам, тем более это легко делать на площадке общего тюркоязычного саммита.
«Я не исключаю, что в будущем Турция войдет не в Евросоюз, а в ЕАЭС в сегодняшнем его формате», — предположил Иришев.
Эксперт по инфраструктурным проектам Центральной Евразии Кубат Рахимов заметил, что несмотря на все оптимистические заявления о тюркском единении, нельзя забывать, что общность языков и культур не всегда является первоочередным фактором единения или интеграции.
«Любые пантюркистские идеи всегда сталкивались с реалиями геополитики и, опять же, не приводили к устойчивым образованиям из государств. Тем более половина из представленного списка тюркских стран — это государства, которые обрели независимость не более четверти века назад. Турция сама стоит на пороге серьезных вызовов, в первую очередь, это нетюркоязычная часть страны — Курдистан. Так что вряд ли решения саммита будут простыми и одновременно эффективными. Скорее всего, это будет изучение опыта евразийской интеграции Казахстана. Как раз-таки Турции это сегодня гораздо интереснее, нежели проводить свою игру с перетягиванием центра силы на Анкару», — отметил Рахимов.
В Казахстане определенная часть населения поддерживает сближение тюркоязычных стран. Отчасти прослеживается эффект от вступления Казахстана в Таможенный и Евразийский союз. Но данный факт в какой-то степени приводит многих в замешательство, заставляя задавать вопрос: как член Таможенного союза параллельно может быть сторонником тюркской интеграции? И любая инициатива, прозвучавшая из уст представителей ТюркПА, Тюрксой, Тюркского Совета при попытке найти ответ на вышеупомянутый вопрос, может вызывать неоднозначную реакцию, от восторга до недоумения.
В этом году в Бодруме среди главных тем обсуждения будет туризм, транспортировка углеводородов из каспийского бассейна в Европу.
Общий объем внутреннего валового продукта 6 независимых тюркоязычных государств достигает $1,15 трлн. По словам Нурсултана Назарбаева, несмотря на это, товарооборот между странами не соответствует общему потенциалу. «К примеру, объем товарооборота Казахстана с тюркоязычными государствами за 2012 год составил лишь $8 млрд. Это всего лишь 6% нашего товарооборота», — отмечал он. И, видимо, экономические вопросы также будут в числе наиболее приоритетных тем в ходе совещания в Бодруме.
Источник: Haqqin.az