пятница, 18 июля 2014 г.

Защита фундаментальных прав в Центральной Азии: Обзор ситуации за период апрель-июнь 2014 года*

Новый отчет по мониторингу, подготовленный в рамках совместного проекта трех центрально-азиатских и одной европейской организации, представляет краткую информацию о ситуации с фундаментальными правами человека в Казахстане, Таджикистане и Туркменистане за период апрель-июнь 2014 г. Отчет резюмирует информацию о важных событиях и отдельных делах касательно права на свободу слова, права на свободу собраний и ассоциаций, права на равенство перед законом и недискриминацию, и также права на доступ к правосудию уязвимых групп населения.

Отчет составлен на основе результатов мониторинга, проведенного Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности, общественным фондом «Нота Бене» (Таджикистан) и Туркменской инициативой по правам человека (в изгнании, базируется в Австрии) в своих странах посредством непосредственного наблюдения (в том числе, когда это возможно, во время судебных заседаний), встреч и персональных контактов с участниками событий и других источников информации; мониторинга законодательных процессов и действий властей; мониторинга СМИ и социальных сетей. Организация «Международное партнерство по правам человека» содействовала в составлении и редактировании отчета.
Глава: Туркменистан
Общая ситуация
Согласно официальной информации, в мае 2014 года президент Бердымухамедов постановил, что должна быть учреждена комиссия для разработки предложений по реформе Конституции, направленной на приведение ее в соответствие с международными стандартами. Президент призвал обратить особое внимание на усовершенствование законодательной защиты прав человека и подчеркнул, что реформа должна включать создание должности Уполномоченного по правам человека (Омбудсмена). Это будет вторая конституционная реформа со времени прихода к власти Бердымухамедова в 2007 году.
Комитет по Правам Ребенка ООН начал второе рассмотрение ситуации в Туркменистане в соответствии с Конвенцией о Правах Ребенка на своей сессии в Женеве 16-20 июня 2014 года. Комитет утвердил так называемый перечень вопросов, на которые туркменским властям будет предложено ответить в преддверии заключительного этапа рассмотрения, который намечено провести в январе 2015 года. В заявлении, опубликованном в преддверии рассмотрения, Туркменская инициатива по правам человека (ТИПЧ) и МППЧ обратили внимание на основные проблемы и призвали Комитет потребовать от туркменского правительства детальный отчет о политике в этих областях. ТИПЧ также присутствовала в Женеве для того, чтобы ознакомить членов Комитета с проблемами, освещенными в докладе, представленном на рассмотрение.
Туркменские власти продолжают использовать сомнительные методы в целях усиления чувства патриотизма среди населения. Так, к примеру, по сообщениям из республики, в мае месяце родители учеников школ должны были подписать обязательства, в соответствии с которыми они обязуются воспитывать своих детей «в духе служения традициям, обычаям, культуре туркменского народа». Согласно устоявшейся практике, школьники и студенты регулярно принуждаются к участию в массовых парадах и других мероприятиях, организуемых властями по случаю национальных праздников.
Ситуация касательно свободы выражения, собраний и ассоциаций
Свобода выражения мнения
В январе 2013 года Туркменистан впервые принял закон о СМИ, который запрещает цензуру. Тем не менее, на практике цензура продолжает применяться как к традиционным средствам информации, так и интернету. Власти продолжают ограничивать доступ к информации о событиях внутри и вне страны, так как опасаются, что эта информация может способствовать возникновению недовольства и волнениям среди населения. Например, информация о стихийных бедствиях, вспышках эпидемий и несчастных случаях считается секретной и СМИ запрещено сообщать о ней.
Согласно полученной ТИПЧ информации, 6 июня 2014 года истребитель Туркменских ВВС упал на жилой дом на окраине города Мары. В результате авиакатастрофы погибли инструктор и стажер. Вскоре после инцидента власти потребовали от жителей близлежащих домов подписать расписки о том, что они не будут разглашать информацию об аварии.
В 2012 году в качестве единственного конкурента государственного Altyn Asyr в страну позволили вернуться российскому оператору сотовой связи МТС. Вместе с тем, сообщается, что власти чинят препятствия МТС в запуске 3G-сети и введении более выгодных услуг для клиентов, включая доступ к интернету. Интернет–связь в стране продолжает в большинстве случаев оставаться медленной и дорогой.
В апреле 2014 года президент Туркменистана подписал указ, в соответствии с которым первоклассникам в начале учебного года будет выделено около 100.000 ноутбуков китайского производства. Эта практика была введена в 2011 году в целях содействия развитию компьютерной грамотности учащихся. Тем не менее, на практике использование компьютеров было ограниченным. Учителя не позволяли учащимся пользоваться компьютерами, из-за страха быть ответственными в случае, если техника сломается. Родители учащихся были обязаны оказать помощь при закупке оборудования и принять участие в финансировании мест хранения для компьютеров. В большинстве школ нет доступа к интернету.
В апреле 2014 года из Академии Художеств Туркменистана был исключен известный скульптор Клычмурад Ярмамедов, чьи работы известны за пределами страны. По данным ТИПЧ, основанием для исключения послужили публичные призывы скульптора к повышению уровня образования в Академии Художеств и качества искусства в стране в целом. Очевидно, что его заявление было воспринято как критика политики государства.
2 июня 2014 года Международная Амнистия опубликовала обращение, в котором призвала туркменские власти пересмотреть дело Мансура Мингелова — правозащитника, несправедливо лишённого свободы, который 19 мая объявил голодовку в знак протеста против своего тюремного срока. Мингелов был арестован в 2012 году и приговорен к 22 годам тюремного заключения в связи с не внушающими доверия обвинениями в преступлениях, связанных с наркотиками и детской порнографией после того, как он задокументировал доказательства пыток, применявшихся полицейскими в отношении представителей этнического меньшинства — белуджи.
Как сообщается, 8 июня Мингелов, находясь в критическом состоянии, прекратил голодовку после того, как его посетили представители туркменской власти в исправительно-трудовой колонии Сейди, где он содержится, и обращение с ним улучшилось. В день опубликования обращения Международной Амнистии, президент страны также выступил с заявлением, в котором подчеркнул необходимость укрепления верховенства закона и потребовал внимательного рассмотрения каждого уголовного дела и тщательного изучения жалоб от граждан.
ТИПЧ и лица, связанные с этой организацией, неоднократно подвергались преследованиям. 10 апреля 2014 года власти Туркменистана не позволили Руслану Тухбатуллину вылететь из Туркменистана в Турцию, где он должен был встретиться со своим братом – руководителем ТИПЧ Фаридом Тухбатуллиным. Руслану сообщили, что он и его 9-летний сын включены в черный список тех, кому запрещено выезжать за границу. Руслану предложили обратиться в миграционную службу за разъяснениями. Он последовал этой рекомендации, но и по сегодняшний день не получил никакого ответа. Международная Амнистия и Хьюман Райтс Вотч 20 мая опубликовали заявление, в котором осудили произвольное ограничение свободы передвижения, полагая, что в данном случае власти пытались отомстить таким способом Фариду Тухбатуллину за его правозащитную деятельность.
Свобода собраний и ассоциаций
Обстановка для НПО в Туркменистане остается репрессивной. 3 мая 2014 года президент подписал новый всеобъемлющий закон об общественных объединениях, который заменил предыдущий закон от 2003 года. Закон предоставляет гражданам право создавать и вступать в общественные объединения по их собственному выбору и позволяет иностранным организациям создавать представительства в Туркменистане. Законом также запрещено государству вмешиваться в деятельность объединений. Тем не менее, основные положения закона остаются проблематичными. К примеру, такие как требование обязательной регистрации объединений, жесткие правила регистрации и положения, предоставляющие широкие полномочия для мониторинга и надзора за деятельностью объединений. Есть опасения, что закон не приведет к каким-либо фактическим улучшениям, подобно закону о СМИ, принятому в 2013 году. Как известно, с момента принятия закона в Туркменистане не была зарегистрирована ни одна новая неправительственная организация.
Постоянно присутствующая угроза репрессий практически препятствует общественным протестам в Туркменистане. Тем не менее, за последние несколько лет имели место спонтанные мелкие акции протеста населения в ответ на произвол действий со стороны властей. ТИПЧ описала пять таких акций с 2011 года. Об этих событиях не сообщалось в национальных средствах массовой информации. В большинстве случаев власти, в целях предотвращения более широких протестов, пошли на частичное удовлетворение требований протестующих.
23 июня 2014 года, жители одного из микрорайонов Ашхабада отказались подчиниться требованиям чиновников местной администрации, которые, несмотря на летнюю жару, потребовали от жителей демонтировать кондиционеры. Администрация мотивировала свое заявление тем, что кондиционеры якобы портят внешний вид жилых зданий. Жители вышли на улицу и начали прогонять чиновников. На место происшествия были вызваны силы полиции, военных и спец. служб. Жители домов успокоились только после того, как их убедили в том, что кондиционеры не будут демонтированы. И вместе с тем, в течение нескольких дней спецслужбы пытались установить «зачинщиков» этой акции протеста.
Ситуация касательно равенства перед законом, недискриминации и доступа к правосудию уязвимых групп населения
В рамках политики «туркменизации», которая яростно насаждалась предыдущим президентом Ниязовым и подвергалась резкой критике со стороны международного сообщества, были закрыты все школы с обучением на языках национальных меньшинств и урезано образование на русском языке. Хотя обучение на русском все еще продолжается в отдельных классах в крупных городах, ТИПЧ получила информацию о сокращении числа школ с обучением на русском языке. Например, в городе Дашогуз, только две школы будут проводить набор учеников в первые классы с русским языком обучения (раньше в этом городе было четыре такие школы). Местный чиновник системы образования объяснил это решение тем, что количество детей из семей с российским гражданством или со статусом переселенцев сократилось. При этом лица, имеющие двойное туркмено–российское гражданство долгое время подвергаются давлению: либо отказаться от российского гражданства, либо покинуть страну.
С середины 2008 года в Туркменистане введены новые биометрические загранпаспорта. Для того чтобы получить новый паспорт, граждане, имеющие двойное гражданство, обязаны были отказаться от второго гражданства. В ходе серии переговоров, в мае 2013 года Туркменистан и Россия договорились о том, что граждане с двойным российско-туркменским гражданством, получившие российское гражданство до июня 2003 года, смогут получить новые паспорта. Однако, по данным ТИПЧ, в апреле 2014 года туркменская Миграционная служба без предоставления каких-либо объяснений приостановила выдачу биометрических паспортов и этой категории граждан с двойным гражданством. Такое внезапное изменение политики коснулось, среди прочих, тех граждан с двойным гражданством, которые проживают в России и приехали в Туркменистан для того, чтобы получить новые паспорта и теперь застряли здесь надолго. Данная ситуация способствовала, помимо прочего, усилению коррупции, так как должностные лица готовы неофициально обработать заявку на паспорт за взятку.
Лица без гражданства сталкивались с трудностями и при выезде из страны, так как власти перестали выдавать им паспорта в октябре 2013 года, ссылаясь на то, что закон о предоставлении гражданства этой категории лиц, находится в процессе принятия. Закон вступил в силу только в конце июня 2014 года.
ТИПЧ сообщала о продолжающейся практике произвольного сноса жилых домов в Ашхабаде, с целью освобождения площадок под строительство государственных строительных объектов, таких как офисные здания, отели и памятники.
Жителям, как правило, предлагают освободить их дома в короткие сроки. Многим из них не предоставляют адекватную компенсацию, например, они не получают жилплощадь, которая соотносилась бы с жилплощадью, занимаемой ими ранее. Часть домовладельцев получают компенсацию, которая ниже реальной стоимости их собственности; или же им обещают альтернативное жилье, которое они смогут получить только через два–три года. В результате сноса жилых домов, более 300 семей проживают на окраине Ашхабада во временных бараках. Есть опасения, что строительство спортивных сооружений в ходе подготовки к Азиаде, запланированной на 2017 год, может привести к дальнейшим выселениям граждан.
После публикации на сайте ТИПЧ статей о проблемах выселения из жилого сектора, в апреле 2014 года, в Туркменистане, в ходе кадровых перестановок, был смещен прежний и назначен новый министр по делам строительства и архитектуры. Однако, как представляется, это не сможет помочь прекратить практику необоснованного лишения собственности и выселения жильцов.
Ознакомиться с полной версией отчета можно здесь
https://app.box.com/s/6oh0n21a4svefhz73opi