суббота, 30 августа 2014 г.

Туркмения: дружба с муллой Омаром по наследству не передалась

Виталий Волков
Ашхабад рассчитывал на благосклонное отношение к себе талибов, но просчитался. Теперь Туркмения срочно укрепляет границу с Афганистаном.

Власти Туркмении в срочном порядке стараются укрепить безопасность страны. Причина — возрастающая угроза нападения со стороны групп афганских талибов. В эти дни ОБСЕ на КПП «Имамназар», что на границе с Афганистаном, проводит 45-дневный тренинг для туркменских пограничников. По сообщениям СМИ, в Ашхабаде рассматривают вопрос о закупках современных техсредств пограничного контроля у известных западных фирм и стимулируют туркменские общины на сопредельной территории Афганистана к созданию отрядов самообороны, которые бы защитили границу «с той стороны». А международная правозащитная организация «Туркменская инициатива по правам человека» (ТИПЧ), работающая в Вене, сообщает о плане правительства Ашхабада срочно увеличить численность армии.
Студенты закроют бреши на границе
По словам руководителя ТИПЧ Фарида Тухбатуллина, ситуация развивается по нарастающей с начала 2014 года. «Некоторое время назад мы получили сообщение, что госпиталь под Ашхабадом битком забит раненными туркменскими солдатами. Мы проверили эту информацию — там сейчас находится около сорока раненных, не учитывая тех, кто выписался, и тех, кто скончался — по нашим данным, погибших от трех до семи человек», — говорит он в интервью DW.
Правозащитник утверждает, что власти Туркмении, хоть и не афишируют этого, крайне напуганы ситуацией на границе, тем более ввиду скорого вывода контингента НАТО из Афганистана, а также проблем, которые возникли у другой влиятельной силы в регионе, России, из-за кризиса на Украине. По данным ТИПЧ, в июле из воинской части, расположенной под Мары, на афганский участок границы была переброшена бронетехника, включая танки. Кроме того, в Ашхабаде пытаются решить эту проблему в том числе и за счет призыва максимального числа молодых людей в армию.
«После того, как власти не очень обдуманно перевели систему образования с десяти- на двеннадцатилетку, в ближайшие два года призывников со школьной скамьи не ожидается. Так что сейчас они пытаются отправить в армию студентов, которые вернулись по домам на каникулы, если они еще не служили», — рассказывает Фарид Тухбатуллин и приводит пример студента, который вернулся из КНР. «Его чуть ли не из аэропорта отправили в воинскую часть, пока дома его уже дожидались родители. И таких примеров много», — утверждает руководитель ТИПЧ. По его данным, счет студентов, обучающихся за рубежом, идет на десятки тысяч.
Старая дружба по наследству не передается
Лидер туркменской оппозиционной Республиканской партии в изгнании Нурмухаммед Ханамов, ссылаясь на свои источники среди афганских туркмен, подтверждает, что в конце лета 2014 года наблюдается резкая активизация талибов на всем участке границы Афганистана с республиками Центральной Азии, в том числе на туркменском. По его мнению, основные цели талибов здесь — усилить влияние ислама и восстановить наркотрафик, которому туркменские власти в последние годы чинят бóльшие препятстия, чем раньше. Тем более что туркменская граница с Афганистаном — около 750 километров — для охраны не простая, к тому же длиннее, чем с Узбекистаном, и более легко проходимая, чем с Таджикистаном.
Ранее, в 1990-е годы у Ашхабада, в отличие от других республик Центральной Азии, были хорошие отношения с талибами. «Мулле Омару на руку была поддержка, которую ему оказывал Туркменбаши поставками ГСМ. Потом вроде бы НАТО разбили талибов, и не о чем было беспокоиться. И хотя уже к концу 2000-х годов выяснилось, что это не так, по инерции власти в республике до самого последнего времени оставались спокойны, что прежние отношения с талибами, выстроенные при Туркменбаши, сохранятся», — напоминает Ханамов. При этом по его словам, не был принят в расчет тот факт, что сами талибы изменились. «Теперь с ними рука об руку идет Исламское движение Узбекистана (ИДУ), где сейчас появились туркменские группировки, не настроенные на дружбу с Ашхабадом», — подчеркивает туркменский политик в интервью DW.
Афганско-туркменская граница действительно считалась самой спокойной среди всего афганского пограничья. Многие эксперты, в том числе в России, до сих пор утверждают, что некие особые отношения между правительством Туркмении и движением «Талибан» являются достаточной гарантией для спокойствия Ашхабада. Но события последнего времени эти выводы опровергают, считает сотрудник Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко.
«На протяжении последних двух-трех месяцев наши источники фиксируют резкое обострение ситуации, перестрелки между боевиками и туркменскими пограничниками. В первую очередь это касается участка туркменской границы с провинцией Фарьяб. Ситуацию можно охарактеризовать как ожидание Туркменией военной агрессии, которая может быть осуществлена крупными группировками талибов и ИДУ», — говорит эксперт. Он считает, что боевики сосредотачиваются в Фарьябе, намереваясь сперва создать у границы с Туркменией свой талибский «анклав». Подобного сценария, по его оценке, нельзя исключать также в провинциях Герат и Бадгис.
Иракские мотивы
Но главная стратегическая цель для исламистских групп в Афганистане — это, по мнению российского специалиста, формирование в Центральной Азии нового театра военных действий. Географическое положение, отсутствие боеспособной армии, слабая полиция, не очень эффективная служба безопасности делают Туркмению уязвимой, а потому привлекательной мишенью. А после успехов боевиков ИГ в Ираке велика вероятность появления групп, костяк которых составят талибы или представители ИДУ, которые провозгласят подобный проект халифата в Туркмении, продолжает Андрей Серенко.
«Туркменский участок по аналогии с Ираком имеет особый интерес, ведь там находится главные газовые месторождения региона, и создание там режима нестабильности в значительной мере позволит исламистам взять под контроль его газовый рынок», — отмечает в интервью DW эксперт ЦИСА.
Источник: Deutsche Welle