понедельник, 22 сентября 2014 г.

Туркменистанцы без паспортов

В Туркменистане тысячи людей уже более 20 лет не могут получить паспорта и стать полноценными гражданами своей собственной родины. В основном это представители национальных меньшинств, проживающие в Лебапском и Дашогузском велаятах страны, т. е. лица узбекской национальности.
Многие из них будучи молодыми, за 2-3 года до развала Советского Союза, уехали учиться в вузы и техникумы Узбекской ССР, которые окончили уже после 1991 года. Вернувшись в 1992-1995 годах с дипломами и со старыми, советскими, паспортами, они оказались ненужными у себя на родине.

Р.Н. — жительница Фараба училась в Бухаре, после института осталась там на отработку. Вернулась в 1994 году. По прежнему месту жительства ее не прописали и нового паспорта не выдали. Диплом, разумеется, тоже не признали. Сейчас у нее уже трое детей и внук. Ни у кого из детей нет туркменских паспортов.
А.К. из Куняургенча. Учился в Казахстане. Вернулся в 1995 году. С тех пор живет без прописки, без паспорта, хотя родился и рос здесь. Соответственно, его дети тоже не могут получить паспорта.
Другая тема — браки. Достаточно больше количество семей, где супруг — гражданин Туркменистана, а супруга — из Узбекистана. Ни супруга, ни дети не могут получить туркменское гражданство. В Дашогузском велаяте были случаи, когда власти депортировали таких женщин вместе с детьми, фактически разрушая семьи и судьбы.
Эти люди, и многие другие неоднократно обращались во всевозможные инстанции, но их проблемы никому не интересны. Их дети, только по добродушию директоров принимаются в школы, но аттестаты получить не могут — нет прописки, нет паспорта.
Власти иногда громогласно заявляют, что нескольким тысячам человек предоставлено туркменское гражданство. Например, такая «гуманная» акция была проведена сразу после трагедии в Абадане. Однако, никто из 9.756 человек из Дашогузского и Лебапского велаятов официально обратившихся на тот момент за гражданством до сих пор его не получили.
Все эти годы они так и живут, не имея возможности найти официальную работу, не имея возможности выехать из страны или даже поехать на заработки в столицу, не имея право на детские пособия. Они продолжают оставаться людьми второго сорта на своей родине.