среда, 24 сентября 2014 г.

Кремль пытается сорвать проект Алиева и Туркменбаши

Мамед Эфендиев
Сегодня местные СМИ запестрели заявлением посла по особым поручениям МИД России Игоря Братчикова о необходимости серьезного обсуждения вопроса строительства газопровода на дне Каспийского моря.

Москва выступает против раздела Каспийского моря на национальные сектора прибрежных государств, заявил спецпредставитель президента Путина по делимитации и демаркации границ России с государствами-участниками СНГ, посол по особым поручениям МИД РФ Игорь Братчиков. Он напомнил, что российская сторона с самого начала в принципе выступала против раздела Каспийского моря. Однако затем Москва согласилась на создание на Каспии так называемых национальных поясов, охватывающих территории примерно в 25 миль от берега. Он подчеркнул, что за этими национальными поясами сохраняется общее водное пространство. Раздела Каспийского моря на сектора российская сторона не поддерживает.
«Государства «каспийской пятерки» взяли на себя политическое обязательство о том, что все основные вопросы деятельности в Каспийском море будут решаться консенсусно самими прибрежными странами. Считаем, что сооружение магистральных транскаспийских трубопроводов относится как раз к такого рода вопросам. Последствия строительства и эксплуатации «трубы» в замкнутом водоеме с повышенной сейсмической активностью и тектоникой дна, а тем более в случае любой аварии на ней могут затронуть все прибрежные государства, а не только те, чьи берега она свяжет. Под угрозой могут оказаться жизненные интересы миллионов граждан прикаспийских государств, будь то жителей российского Дагестана или густонаселенного иранского побережья. Хотелось бы, чтобы проживающие преимущественно за тысячи километров от Каспия лоббисты проекта ТКГ осознали эту реальность, находящую отражение в российской позиции».Вот так емко выразил свое мнение посол по особым поручениям МИД РФ Игорь Братчиков.
Сразу отметим, что в местных СМИ на это заявление уже успело прозвучать достаточное количество комментариев и реплик.  Прозвучало даже такое мнение, что это заявление направлено против нефтегазовых проектов на шельфе Каспия. Но хочется напомнить авторам таких высказываний вновь, что Москва сегодня не может выступать против разработки шельфа Каспия, так как и сама ведет крупные работы в своем секторе моря. И вообще, у всех стран прикаспийской пятерки сегодня есть и проекты, и действующие месторождения в море, против которых никто выступать не может. Даже в трудные для Азербайджана 90-е годы, несмотря на все препятствия со стороны России и Ирана, Баку удалось реализовать «Контракт века».
Да, Братчиков открыто говорит о «трубе в замкнутом водоеме с повышенной сейсмической активностью и тектоникой дна». И говорит уже давно утверждаемые российской стороной и не выдерживающие никакой критики «истины».
Сами подумайте, когда «Газпром» прокладывает свои мощные тысячекилометровые газопроводы по дну Балтийского или Черного моря, то никакого разрешения или консенсуса прибрежных стран ему не требуется. А когда Туркменистану требуется провести 300-километровую трубу с меньшей мощностью до азербайджанского берега, то почему-то «Последствия строительства и эксплуатации «трубы» в замкнутом водоеме с повышенной сейсмической активностью и тектоникой дна, а тем более любой аварии на ней могут затронуть все прибрежные государства, а не только те, чьи берега она свяжет. Под угрозой могут оказаться жизненные интересы миллионов граждан прикаспийских государств, будь то жителей российского Дагестана или густонаселенного иранского побережья». Только интересно, какой ущерб может представить Дагестану труба, если из нее даже и произойдет утечка газа. Газ-то ведь не нефть, он просто будет пузырями выходить на поверхность моря, а оттуда – в воздух!
Кстати, и о нефти. Россия приступает к бурению в арктической зоне, причем, как сейчас становится ясно, без участия крупных иностранных нефтегазовых  компаний. Насколько большую экологическую опасность представляет собой бурение в условиях Арктики, вечной мерзлоты, когда многовековой слой льда, через которую проходит буровая, не может восстанавливаться даже через десятилетия, специалисты знают хорошо. И это еще не говоря об авариях, скажем, подобно той, что произошла на платформе ВР в Мексиканском заливе. А технологию и качество работы ВР и «Роснефти» ведь трудно даже сравнить.
Но что позволено Юпитеру, то не позволено быку. То есть, России можно и газопроводы тянуть на тысячи километров под водой, и нефтепроводы, а Туркменистану – ни-ни! Интересно, а как заговорила бы Москва, если газопровод решил бы проложить по дну Каспия Казахстан, но через Россию?
Источник: Haqqin.az