четверг, 25 сентября 2014 г.

Туркменистан наращивает поставки газа в Китай: семь раз отмерь

Алексей Чекрыжов
За минувшие пять лет основными торговыми партнерами Туркменистана традиционно оставались Китай, Россия, Иран и Турция. При этом главные роли в структуре внешней торговли Туркменистана определяет экспорт газ. По объему импорта туркменского газа безоговорочно лидирует Китай, за которым следует Россия. Это обусловлено приоритетом внешнеэкономической стратегии Туркменистана, согласно которой страна скоро станет транзитным транспортным узлом (системно с другими странами Центральной Азии). Основным продуктом транзита также остается газ, а основным рынком сбыта – Китай. В этой связи кажется естественным наращивание своего присутствия Китаем на территории Туркменистана.

В последние годы любые встречи официальных лиц Поднебесной и Туркмении сопровождались подписанием ряда договоров о сотрудничестве, которые по своей сути являлись «оберткой» для самых значимых «газовых контрактов». История поставок газа берет начало с 2006 года, когда стороны договорились о строительстве газопровода, который обеспечил бы поставки 30 млрд. кубометров газа в Китай ежегодно. До 2014 года было завершено строительство трех веток газопровода, благодаря которым в 2013 году объем экспорта газа увеличился до 25 млрд. кубометров. Этим и обусловлено то, что объем товарооборота Туркменистана с Китаем за это время увеличился в 20 раз, достигнув $10 млрд. При этом, стороны запускают строительство четвертой ветки газопровода. Которое должно завершиться в 2016 году. Общая инфраструктура должна обеспечить поставки 65 млрд. кубометров газа ежегодно.
Экспорт туркменского газа в Китай, конечно, представляется выгодным обеим сторонам. В структуре внешней торговли Туркменистана экспорт углеводородов занимает более 50%. Китай, в свою очередь, получает дешевые ресурсы для экономики. Однако уже никто не отрицает, что Пекин стягивает кольцо вокруг стран Центральной Азии, и Туркменистан не является исключением.
Возведение веток газопровода идет в ногу с другими проектами, среди которых проекты строительства автомобильных и железных дорог. Причем попутные проекты также реализуются китайской стороной, что уже не так выгодно. Например, газоперерабатывающие заводы Туркменистана строили рабочие Китая. Однако если бы работу выполняла туркменская сторона, это бы вызвало мультипликативный эффект для экономики страны. Дополнительно, Китай планирует наладить собственное производство газа, выйдя к 2025 году на третье место после России и США. В этой связи, несмотря на то, что поставки туркменского газа увеличиваются, Ашхабад может стать тем ресурсом, который призван всего лишь залатать дыры в китайской энергосистеме.
В погоне за прибылью туркменской стороне будет полезно учитывать то, для чего Китай обеспечивает инфраструктуру транзита углеводородов, а также осуществляет строительство сопутствующих объектов. По официальной версии, строительство объектов транспортной инфраструктуры обеспечит странам Центральной Азии выход к морским торговым путям. Однако на самом деле в этом прослеживается внешнеполитическая стратегия Китая, согласно которой Поднебесная просто привяжет к себе страны Центральной Азии. Туркменистан в этой стратегии занимает стратегическое положение, так как именно туркменский газ идет транзитом через Таджикистан и Кыргызстан.
Вместе с тем, Туркменистан граничит с регионом, который имеет большое значение для Китая. Афганистан, Пакистан и Иран также представляют для Пекина особую ценность. Наращивая импорт туркменского газа, Китай способен проталкивать проект строительства трубопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан, который позволит контролировать регион, как в экономическом, так и в политическом аспектах. В этой связи Ашхабаду целесообразно отнестись к наращиванию экспорта газа с осторожностью. К тому же, в среде экспертов уже заговорили о том, что стоимость ресурсов для китайской стороны может снизиться. Если энергокольцо замкнется, и Туркменистан станет максимально зависим от экспорта газа в Китай, то Пекин может спокойно выступить за снижение цены на газ, а Ашхабад будет вынужден идти на эти условия.