четверг, 25 сентября 2014 г.

«Исламские космополиты». Они — угроза Центральной Азии и всему миру

Виталий Волков
Спецпредставитель России по Афганистану Замир Кабулов в минувший вторник в интервью «Интерфаксу» сделал заявление о том, что часть афганских талибов, как считают в Москве, перейдет под знамена движения «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), которое, оказывается, уже высказало претензии на контроль над территорией Афганистана! Напомним, что три недели назад «Новая» — Казахстан» достаточно подробно писала об угрозе воспроизведения так называемой «модели ИГИЛ» экстремистскими группировками в Центральной Азии – а именно решительный бросок с территории Афганистана в соседние республики, возможно, через границы Туркмении, для создания в регионе халифата и захвата нефтяных и газовых ресурсов.

Эксперты тогда указали на ряд предпосылок и фактов, которые говорят в пользу того, чтобы всерьез отнестись к такому сценарию. Судя по интервью Кабулова, в столице России их услышали раньше, чем в регионе. Дипломат дал достаточно развернутое и откровенное пояснение своему тезису. В частности, он указал, что среди талибской молодежи (Кабулов использовал любопытный термин «исламские космополиты») именно ИГИЛ воспринимается как наиболее радикальная и предпочтительная сила, к которой они потянутся. Больше того, российский спецпредставитель сообщил, что в Афганистане, возможно, уже действует офис ИГИЛ и что в страну проникли сотни боевиков этой организации.
Скорее всего, беспокойство Москвы усиливается событиями, которые за последние недели произошли в США, Ираке и главное в Сирии. А именно: Барак Обама принял, а Пентагон реализовал решение о проведении ракетно-бомбовых ударов по позициям ИГИЛ в этих двух странах. Одновременно США призвали Россию и Иран поддержать эти действия, в том числе в Сирии, а не препятствовать им, и предупредили, что иначе те, кто чинит препоны действиям международной коалиции против ИГИЛ, сами столкнутся с ростом террористической активности этой организации на своих территориях.
Конечно, в Москве вспомнили, как в 2001 году другая международная коалиция, собранная США, объявила войну другой террористической структуре — «Аль-Каиде» («дочкой» коей долгое время и было ИГИЛ), а через десять лет «исламские космополиты», сначала отутюженные бомбами той самой коалиции, а потом ею же подштопанные, подкачанные в Ливиях и Сириях, стали собираться не где-нибудь в зоне племен в Вазаристане, а у границ Афганистана с республиками Центральной Азии. Если нынешняя коалиция преуспеет в развитии ракетной мощи и бомбежки станут для боевиков непереносимыми, как это было для талибов в начале 2000-х, они начнут покидать Сирию. Но куда они направятся? Где достойная их идеологии точка приложения сил и при этом благоприятная среда для проживания и размножения?
Замир Кабулов на этот вопрос дал достаточно ясный ответ. Другое дело, что скептики наверняка усмотрят в таком ответе попытку Москвы напугать своих коллег по ШОС конспирологическим союзом США, арабских идеологов и исполнителей-террористов, цель которых создать на границах ШОС пояс нестабильности – тем самым Кремль вроде бы старается убедить партнеров активнее выступать против планов США сохранить и усилить влияние в регионе. Возможно. Хотя инсайдеры в российских политических кругах утверждают, что Москва, равно как и Пекин, на самом деле хотят, чтобы Кабул наконец подписал соглашение по безопасности с США и американские военные еще на какое-то время задержались бы на Гиндукуше.
С другой стороны, если в Кремле предупреждают о близком пожаре, вряд ли разумно отворачиваться и зажмуривать глаза. Тем более когда в самих республиках региона имеются прямые предпосылки для распространения идеи борьбы за халифат самым решительным вооруженным способом.
Вот как оценивает ситуацию политик, хорошо знающий настроения в среде, склонной к радикализации, – лидер Народного движения Узбекистана Мухаммад Салих: «Намерение направить оружие против таких режимов, как узбекский или туркменский, не ново в этой среде, но оно усиливается. Правда, пока эти группы не объединены и не готовы нанести такой удар. Сейчас наблюдается подготовительный период. Определенная часть радикалов, из числа тех, которые не хотят сложить оружие, и после ощутимых потерь, которые они понесли в Пакистане и в Афганистане, обрадовались громкому выходу на сцену ИГИЛ и присоединились к нему. Но, насколько я знаю, многие из них разочаровались в методах, используемых ИГИЛ, в поведении боевиков ИГИЛ, в оценках идеи джихада и будущего государства. Часть уже сейчас отошла от ИГИЛ, но все равно мы видим, что для молодежи это движение остается привлекательной силой, которая переживает свой апогей».
Мухаммад Салих напоминает, что уже многие годы идею построения в Азии халифата предлагает «Хизб-ут-Тахрир», но их путь — мирный и долгий — для многих сейчас представляется утопичным. По его словам, в Узбекистане Ислам Каримов своей репрессивной политикой против мусульман фактически участвовал в создании более радикальных групп, и теперь боится последствий. А «Хизб-ут-Тахрир», несмотря на глубокие расхождения с ИГИЛ, сейчас, возможно, с затаенной радостью смотрит на успехи этого движения, имея в виду, что теперь мир иначе посмотрит на их деятельность и, исходя из логики выбирать «из двух зол меньшее», разрешит ее.
Но вернемся к вопросу о том, сможет ли Каримов и руководители других стран региона найти адекватный ответ активности «исламских космополитов». Для борьбы с ней необходимы стратегические меры, но эти страны к таковым в целом не готовы. Так, по крайней мере, считают многие наблюдатели, следящие за позициями лидеров стран Центральной Азии, в частности, немецкий эксперт Михаэль Лаубш: «Воспримут ли они эту активность как угрозу, или, напротив, как средство борьбы с конкурентами, как это произошло с использованием боевиков «Талибана» афганскими чиновниками в их коммерческих и политических разборках? Или же не заметят, будучи сосредоточенными на тактике удержания рычагов власти? Скорее всего, первое будет происходить в Таджикистане. А второе – в Узбекистане. В Узбекистане, несмотря на то, что спецслужбы работают эффективно и им о контактах ИДУ с ИГИЛ многое известно, элиты к такой консолидированной стратегии явно не готовы. Для Казахстана, где исламисты, по имеющимся на Западе сведениям, не столь сильно укоренились, такая опасность менее остра. Но для Киргизии, где такие круги достаточно заметны, особенно на юге, и в условиях глубоких противоречий между северной и южной частью страны, она тоже ощутима. Власть в Туркмении стабильна, и отдельным внутренним группам ее не покачнуть, но модель ИГИЛ как раз предполагает трансграничную экспансию «халифата». Тем более если речь идет о территории, где есть много газа».