среда, 12 ноября 2014 г.

Мрамор и бардак

8 ноября в 7.15 я прилетела в Ашхабад из Москвы.18 октября, когда я вылетала, настроение мне подгадила тотальная проверка вещей. За полтора последних года я уже было отвыкла от нашей традиционной «ревизии трусов». Но прошлое вернулось.
Надо отдать должное: очень симпатичная девушка была вежлива и поочередно проверяла сумки (раньше, несмотря на протесты, группа «нам не товарищей» могла рыться одновременно, периодически унося куда-то книги, технику и записи). Она объяснила тщательную проверку тем,что она – стажер и тренируется делать свою работу. Рядом стояли с каменными лицами молодые люди и на ушко давали ей указания.

Судя по тому как прощупывали края сумок,искали флешку. Но флешек и компа я специально не беру, чтобы не доставлять удовольствия «поисковикам-археологам». Мои «носители информации» в голове. Я спросила, почему только меня проверяют. И тут же стали проверять вещи двух последующих пассажиров. Один из них потом сказал,что очень удивился обыску. Он оказался гостем страны и приехал из Твери в отпуск к родственникам жены. Но возвращался домой один, так как жене и детям разрешили остаться в Туркменистане на 30 дней, а ему позволили находится только 10 дней. «Еще хорошо, что разрешили». В Ашхабаде ему очень понравилось и не хотелось уезжать. Очередной раз удивилась «миграционной» глупости. Кому стало лучше от того, что во время отпуска семью разлучили? И при этом строят новый мега-аэропорт — очередной мираж-фантом в пустыне.
По возвращении была приятно удивлена быстрой работой сотрудников паспортного контроля. Но почему-то меня заставили проверить всю пятерню на соответствие отпечатков пальцев. А затем застряла в таможенной «пробке» на два часа. С небольшими интервалами прибыли четыре рейса, три — из Турции, в основном челноки. И если «паспортисты» справлялись с потоком, то таможенники не торопились. У них были вдохновенные лица удачливых охотников. А «дичь»заполнила все протестантство огромными пакетами.
Я с большим уважением отношусь к каторжному труду этих женщин. Больно видеть, как в Стамбуле они привязывают к ногам блоки сигарет и бутылки и в раскоряку идут на посадку. А турецкие работники аэропорта с сожалением смотрят им вслед, все понимая и сочувствуя. От наших же жалости не дождешься.
Все небольшое пространство временного терминала было также заполнено многочисленными людьми в разной форме. Были и в штатском с зелеными значками. Некоторые из них безмолвно стояли в зоне проверки как самцы сусликов, стерегущие от врагов свое потомство. В контакт с возмущенными пассажирами, требующими навести порядок и ускорить прохождение таможенного контроля, не вступали. Несмотря, что с пассажиров взимают 25 долларов за обслуживание, тележек, как всегда, не хватало. И некому было пустые перегонять в переполненный зал. Кроме того тесный зал перегородили одной огромной тележкой и прошедшие паспортный контроль люди протискивались за своим багажом вдоль стенки в узкое пространство в 40 сантиметров.
Я сделала несколько снимков и ко мне тут же подбежал молоденький строгий солдат и стал требовать, чтобы я стерла фото. «Боланок!». Мои фото не отразили весь ужас издевательства над людьми и в кадр не вместилась огромная толпа перед таможенной зоной.
В Ашхабад прилетают очень мало рейсов по сравнению с соседними странами, но прилетают они сразу по нескольку рейсов, а потом наступает многочасовая пауза. До следующего столпотворения. Можно это объяснить экономией стоимости воздушного пролета над другими территориями. Но тогда работайте быстрее и обеспечивайте пассажиров тележками. Но как же тогда почувствуешь свою важную государственную роль, если не унизишь и не обдерешь соотечественника?
А какой дуростью можно объяснить расписание прибытий малочисленных поездов в Ашхабад, когда одновременно прибывают сразу два пассажирских поезда и люди с вещами, больные, пожилые и инвалиды, которым не повезло прибыть на первый путь, вынуждены подниматься и спускаться по крутой, скользкой, без пандусов, лестнице моста? Или могут товарняк пригнать на первый, а пассажирский поезд — на второй путь. А потом вокзал надолго замирает. Что это? Целенаправленное издевательство, некомпетентная глупость? Или одним словом — бардак. Мраморный…
Наталия Шабунц