понедельник, 8 апреля 2013 г.

Кто заступится за российских соотечественников в Туркмении


Аркадий Дубнов
Судьба десятков тысяч жителей Туркмении, имеющих двойное российско-туркменское гражданство, остается в руках одного человека, президента Гурбангулы Бердымухамедова. Это можно назвать главным итогом состоявшегося в конце прошлой недели визита в Ашхабад министра иностранных дел России Сергея Лаврова.

Три месяца остается до 10 июля 2013 года, когда не менее 40 тысяч россиян, живущих в Туркмении, могут оказаться невыездными из этой страны. В этот день истекает срок действия туркменских иностранных паспортов старого образца, по которым они могли выехать за границу — главным образом, в Россию.
Загранпаспорта нового образца тем, у кого два гражданства, так называемым бипатридам, туркменские власти уже несколько лет не выдают — пока не получат от тех заявление об отказе от российского гражданства. Так Ашхабад стремится окончательно решить «русский вопрос» в Туркмении.
Туркменский пророк и «пятая колонна»
Эта проблема возникла ровно десять лет назад, 10 апреля 2003 года, когда президенты России и Туркмении, Владимир Путин и ныне покойный Сапармурат Ниязов, подписали пакет документов: протокол о прекращении действия соглашения о двойном гражданстве от 1993 года и стратегическое соглашение о закупках российским «Газпромом» практически всего производимого в предстоящие 25 лет в Туркмении газа. Предполагалось, что эти объемы в течение нескольких лет достигнут 80 миллиардов кубометров в год.
Сейчас уже не так важно, что этим расчетам не суждено было сбыться. Потому что главным бенефициаром той сделки, получившей в прессе название «газ-люди», уже тогда стал Туркменбаши, задумавший избавиться в своей стране от института двойного российско-туркменского гражданства, поскольку его обладатели привиделись ему «пятой колонной».
К тому моменту «алмазному венцу туркменского народа» исполнилось 62 года, и он объявил себя вступившим в «возраст пророка», что не помешало ему оказаться во власти жуткого страха. Сапармурат Туркменбаши Великий заставил себя поверить в то, что его неограниченной тирании могут угрожать только иностранцы, в первую очередь, россияне.
Поводом для истерии стала разыгранная за несколько месяцев до этого в Ашхабаде инсценировка с попыткой так называемого покушения на Ниязова, участниками которой были названы несколько обладателей российских паспортов.
В Ашхабаде испытывали тогда невероятную эйфорию от того, что уговорили Москву подписать протокол «по гражданству» в обмен на обещание продавать ей весь свой газ, и стремились как можно скорее решить вопрос с «двойными гражданами».
Уже через 12 дней после заключения сделки, 22 апреля 2003 года, Туркмения, не дожидаясь ратификации протокола российской стороной, в одностороннем порядке объявила его вступившим в действие. И тут же предъявила бипатридам ультиматум: в течение двух месяцев определиться с гражданством, которое они хотят себе оставить, российское или туркменское…
Туркменские законы имеют обратную силу
В Москве пришли в смятение от подобного вероломства и заявили в ответ, что не признают законными действия Ашхабада и по-прежнему считают российско-туркменское соглашение о двойном гражданстве действующим (протокол 2003 года не ратифицирован Россией до сих пор).
Уже тогда стало ясно, чего стоят заверения Туркмении о приверженности международному праву, о его приоритете над внутренним законодательством. В то время могло показаться, что подобное игнорирование цивилизованного поведения в международных делах — лишь следствие сумасбродства Туркменбаши. Поэтому, когда после его таинственной и неожиданной кончины в декабре 2006 года страну возглавил молодой и, казалось, хорошо образованный преемник, у многих в стране и за ее пределами возникли иллюзии: теперь все изменится.
К сожалению, эти ожидания не оправдались. Игнорирование Ашхабадом основополагающего принципа юриспруденции, действующего, в том числе, и в международном праве (закон обратной силы не имеет), стало очевидным после принятия новой конституции Туркмении уже в эпоху ее «нового возрождения», как было официально титуловано властвование Бердымухамедова.
Статья 7 Основного закона провозглашает отказ от признания двойного гражданства в стране, что в любом другом случае не вызывало бы никаких вопросов, любая страна вправе узаконить это положение. Но только в Туркмении это стало основанием для отказа в признании российского гражданства у тех жителей страны, кто получил его законно до принятия новой, «бердымухамедовской» конституции.
Следование общепринятому международному праву в Туркмении, как и во времена ниязовского правления, подменяются не основанными на законе гарантиями, а только личными неформальными обещаниями первого лица государства. Так было 10 лет назад, когда после резких демаршей Москвы Туркменбаши вынужден был гарантировать, что права обладателей российского гражданства в Туркмении, полученного ими до 10 апреля 2003-го, ущемляться не будут. Так дело выглядит и на этот раз.
Судя по высказываниям главы российского МИД Сергея Лаврова, сделанным им в Ашхабаде сразу после встречи с президентом Туркмении, решение проблемы бипатридов сформулировано лишь на неформальном уровне, вне правового поля.
«Бердымухамедов подтвердил готовность гарантировать недопустимость ущемления чьих-либо прав и недискриминацию любого, кто проживает в Туркменистане, о чем он говорил в недавнем телефонном разговоре Президенту России Владимиру Путину, — заявил журналистам Лавров. — …У нас есть заверения со стороны Президента Туркменистана в том, что каждая конкретная проблема каждого конкретного человека будет рассматриваться и решаться таким образом, чтобы люди не чувствовали дискомфорта. В МИД Туркмении же нас заверили, что при участии посольства РФ будут созданы специальные механизмы для того, чтобы именно так и обстояло дело».
Позже стало известно, что туркменское руководство пока пообещало лишь, что пойдет навстречу имеющим двойное гражданство студентам из Туркмении, которые учатся в российских вузах. Как будет сделано так, чтобы они по-прежнему имели возможность свободно приезжать домой на каникулы, видеться с родными и без проблем снова возвращаться к месту учебы, ясности нет.
Россия должна признать «туркменских отказников»
Однако студенты — важная, но отнюдь не самая большая часть тех нескольких десятков тысяч российских соотечественников, что станут жертвой, по выражению одного из них, «адского часа», который наступит 10 июля.
Количество вынужденно отказавшихся от российского гражданства окажется значительным, поскольку отказ от туркменского гражданства делает их дальнейшую жизнь в Туркмении в положении иностранца неописуемой по реальным мытарствам.
Чтобы удостоверится в этом, достаточно ознакомиться с условиями получения иностранцем вида на жительства в этой практически закрытой для них стране.
Каким образом Бердымухамедов сможет гарантировать их права, которых они лишаются вместе с утратой российского гражданства, сказать затруднительно. Но, судя по последним договоренностям, достигнутым в ходе ашхабадских переговоров Сергея Лаврова, ожидается, что каждый из них должен будет ответить на соответствующий опросник, составленный посольством России в Ашхабаде. На российских дипломатов, таким образом, возлагается в ближайшие месяцы серьезная работа по составлению списков соотечественников, которые станут подавать заявление о вынужденном отказе от российского гражданства.
Гражданские активисты из числа российской диаспоры в Туркмении уже направили председателю Совета по правам человека при президенте РФ Михаилу Федотову подробные «рекомендации о необходимых действиях российских властей по защите прав граждан России в Туркменистане» в случае отказа Ашхабада решать проблемы бипатридов в правовом поле.
В частности, рекомендовано присвоение специального статуса «туркменских отказников» тем, кто был вынужден, помимо воли и желания, выйти из российского гражданства при невозможности выезда в Россию в отведенные сроки.
Признание такого статуса повлечет за собой упрощенное возвращение гражданства России тем, кто принял решение о переезде на ПМЖ в Россию. Для тех же «туркменских отказников», кто остается жить в Туркмении, необходимо предусмотреть выдачу многократных российских въездных виз на максимально возможный срок, установив минимальный визовой сбор и упрощенную процедуру получения таких виз.
Чрезвычайно важной в таких условиях становится координация действий посольства РФ и официального Ашхабада, которая позволила бы в максимально короткий срок оповестить туркменские власти о получении российской дипмиссией заявления «гражданина N» об отказе от российского гражданства. Это, в свою очередь, должно обеспечить максимально быстрое оформление туркменского загранпаспорта нового образца для «туркменских отказников».
Продай жилье и «давай, до свидания»
Еще одной важной проблемой, которую надо будет помочь решать «туркменским отказникам», окажется приватизация их жилья в Туркмении с последующей его продажей перед отъездом на ПМЖ в Россию.
Мало кому известно, что в Туркмении до недавнего времени приватизация жилья была разрешена только трем категориям лиц — ветеранам Великой Отечественной войны, пострадавшим от разрушительного ашхабадского землетрясения 1948 года, а также тем, кто получил статус переселенца в Россию по программе Федеральной миграционной службы России.
В последнем случае обладатели такого статуса получают разрешение на приватизацию только если дадут письменное обязательство в течение полугода продать жилье и покинуть Туркмению.
Однако в 2009 году даже эта ограниченная приватизация была приостановлена.
Если весь этот комплекс мер будет реализован, то, возможно, удастся свести к минимуму репутационные издержки для российских властей — те, что неизбежно станут результатом появления в скором времени многих тысяч «туркменских отказников».
Источник: РИА-Новости

Комментариев нет:

Отправка комментария

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.