суббота, 11 мая 2013 г.

«Шестой отдел» в «шестерках»


Аллан Алламов
В Туркменистане вновь преследуют журналистов. Преследуют тех, чей голос правды звучит диссонансом в общем хоре поющих осанну единоличному правителю страны, «мудрейшему Аркадагу».
На этот раз объектом плотной разработки спецслужб стал лебапский корреспондент туркменской редакции Радио Свободная Европа/Радио Свобода (РСЕ/РС), тридцатилетний Ровшан Язмухаммедов, с сентября 2012 года выступавший по радио «Азатлык» под псевдонимом Ровшан Чарыев.
В понедельник, 6 мая, он вышел из дома, сказав матери «скоро вернусь», и не вернулся. На следующий день в доме Язмухаммедовых раздался телефонный звонок. Сотрудник 6-го отдела местного УВД сообщил его матери, что ее сын находится у них.

В том, что Ровшан попал в немилость к властям, нет ничего удивительного. Чтобы стать объектом пристального внимания туркменских спецслужб, не обязательно быть журналистом. Любой гражданин в Туркменистане, способный в силу своей смелости или по неосторожности назвать белое — белым, а черное — черным, высказать свое мнение или дать собственную, отличную от официальной позиции властей, оценку какого бы то ни было факта или события, автоматически попадает в число неблагонадежных, и за ним устанавливается наблюдение.
Ровшан сообщал о том, что видел своими глазами. Он размышлял над тем, почему девушку, укутавшую голову платком, не допустили к занятиям, или о том, как много среди покупателей мяса становится тех, кто предпочитает свинину. И никакой политики, никакой критики в адрес верховной власти. Но спецслужбам этого оказалось достаточно, чтобы взять журналиста в разработку.
Что ощущает человек, попавший в немилость к властям и спецслужбам? Так называемая «наружка» отслеживает каждый его шаг и все контакты. На прослушку ставится как стационарный домашний телефон, так и мобильный. Если разрабатываемый органами гражданин имеет компьютер и выход в Интернет, то с этого момента вся его переписка по электронной почте будет прочитываться с помощью современных информационных технологий. К делу подключаются платные и добровольные стукачи, соседи, работники ЖЭТа и другие соглядатаи. Под жесткий прессинг спецслужб попадают и близкие родственники «неблагонадежного» человека, особенно те из них, кто работает в госструктурах.
«Контора глубокого бурения» — так в обиходе называют люди местные управления Министерства национальной безопасности (МНБ) — имеет подробное досье на любого взрослого жителя страны. Дело в «конторе» поставлено так, что каждый гражданин в Туркменистане сам предоставляет сведения о себе и о своих близких. Например, при трудоустройстве в госструктуры или поступлении в учебное заведение все обязаны представить так называемый «маглумат» — полные сведения о своих родителях, братьях, сестрах и о родственниках мужа или жены в трех поколениях. Без этого «маглумата» не будет тебе ни работы, ни учебы. Причем досье, составляемое в каждом учреждении по негласному указанию МНБ, по признанию работника отдела кадров одного госучреждения в Лебапском велаяте, регулярно обновляется: работников обязывают вносить в «маглумат» все изменения, произошедшие в их жизни после заполнения предыдущего документа.
Впрочем, это не новость и не секрет. Обо всем этом в зарубежных печатных и интернет-изданиях было много статей. Но практически нигде еще не была озвучена мысль о том, что в Туркменистане журналисты, сотрудничающие или подозреваемые в связях с зарубежными СМИ, де-факто отнесены к членам организованных преступных группировок или приравнены к террористам. Нынешний случай преследования корреспондента Радио Свободная Европа/Радио Свобода Ровшана Язмухаммедова еще раз убеждает нас в том, что это так.
Лебапскому журналисту официально не предъявлено никакого обвинения, но это, говорят друзья Ровшана, не значит, что его отпустят, так ничего и не предъявив. «Был бы человек, а статья для него найдется», — горько шутят они, проводя параллели между методами работы нынешних туркменских следователей и их коллег из печально известного НКВД.
Если сам факт задержания журналиста в Туркменабаде вызывает недоумение у его друзей и родных, то еще больше вопросов порождает то, что задержание проведено сотрудниками 6-го отдела полиции — отдела по борьбе с организованной преступностью и терроризмом. Неужели Ровшан Язмухаммедов совершил нечто такое, что его делом стал заниматься столь серьезный отдел в структуре МВД?! Может быть, в стране удалось полностью искоренить преступления, совершаемые групповым способом, что 6-му отделу МВД больше нечем заняться, кроме как корреспондентом, работающим на зарубежное радио?!
По мнению представителя МВД Туркменистана, пожелавшего не раскрывать себя из соображений личной безопасности, по всей стране 6-й отдел полиции за последние годы стал неким филиалом МНБ.
«Наши коллеги из »гонгшы эдара» (соседней конторы) предпочитают не светиться, когда какое-то дело может вызвать широкий резонанс за пределами страны или острую реакцию со стороны международных правозащитных организаций. Когда им надо наказать наиболее активных представителей религиозных меньшинств, приструнить правдоискателей, нейтрализовать гражданских активистов или заткнуть рот независимым журналистам, они поручают это дело 6-му отделу МВД. Однако контрольные функции оставляют за собой», — пояснил ситуацию на условиях анонимности офицер МВД.
Из публикаций в зарубежных изданиях известны случаи, когда именно региональные структуры отдела по борьбе с организованной преступностью МВД Туркменистана участвовали в разгоне собраний граждан, исповедующих «нетрадиционную» религию, возбуждали уголовные дела в отношении журналистов, препятствовали выезду за пределы страны гражданских активистов.
В конце июня 2010 года было сообщение о том, что 6-й отдел УВД Дашогузского велаята воспрепятствовал выезду из страны для проведения плановой офтальмологической операции в одной из зарубежных клиник журналистовАннамамеда и Елены Мятиевых. Формальным поводом послужило то, что при увольнении с работы собкор газеты «Нейтральный Туркменистан» А. Мятиев не сдал служебное удостоверение. Попавших в немилость журналистов сняли с рейса в Ашхабадском международном аэропорту, им пришлось вернуться обратно в Дашогуз и доказывать, что злополучное удостоверение давно уже находится в редакции. За доставленные неудобства, душевные тревоги, финансовые потери никто не соизволил даже извиниться перед журналистами. Супруги Мятиевы тогда были уверены, что за всей этой возней с удостоверением редакции стояло местное управление МНБ.
В сентябре 2011 года 6-й отдела УВД Ахалского велаята «расследовал» уголовное дело в отношении журналиста Довлетмурада Язкулиева по надуманному обвинению в доведении своего родственника до попытки самоубийства, в результате чего «гуманный туркменский суд» приговорил корреспондента радио «Азатлык» к 5 годам лишения свободы. В конце октября того же года Д. Язкулиев был помилован по случаю Дня независимости, но ярлык «зека» все же сохранил. Власти таким образом нейтрализовали журналиста, сообщавшего всему миру о взрывах на складе боеприпасов в городе Абадан и об их последствиях. Сегодня Язкулиева не слышно в эфире, власти добились своего…
В настоящий момент трудно что-либо сказать о дальнейшей судьбе Ровшана Язмухаммедова. Международные организации, выступающие в защиту прав человека, уже выразили свою озабоченность и надежду, что туркменские власти примут исчерпывающие меры по прояснению ситуации. Но возымеют ли действие эти призывы на тех, кто, находясь в тени, руками «шестерок» из 6-го отдела МВД решает судьбы «неблагонадежных» граждан страны?
Источник: Гундогар

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Уважайте собеседников и авторов статей, не оставляйте ссылок на сторонние ресурсы и пишите по теме статьи.