среда, 18 декабря 2013 г.

Что мешает евразийской интеграции в Центральной Азии

Галим Фасхутдинов
В центральноазиатских странах к евразийской интеграции, по оценкам аналитиков, отсятся весьма сдержанно. В чем причина такой реакции, разбирался корреспондент DW в Душанбе.

Что удерживает центральноазиатские страны от подключения к интеграционным процессам на постсоветском пространстве — ответы на этот вопрос искали участники международной конференции «Россия и государства Центральной Азии: политические, экономические и гуманитарные аспекты евразийской интеграции», состоявшейся во вторник, 17 декабря в Душанбе.
Сыграет ли Таможенный Союз квартетом
Именно в Душанбе в 2007 году были подписаны документы, определившие дальнейший ход евразийской интеграции. Однако за исключением Казахстана все остальные страны Центральной Азии, являвшиеся в тот момент членами ЕврАзЭС, в число участников Таможенного союза (ТС) не попали.
Ближе всех к присоединению к ТС подошла Киргизия, которая в мае 2013 года подала заявку на вступление в эту организацию. Однако и в Бишкеке в последнее время зазвучали скептические голоса. «Там есть определенная часть элиты, высказывающая сомнения», — говорит эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аждар Куртов.
Как заявил на конференции в Душанбе новый российский посол в Таджикистане Игорь Лякин-Фролов, Москва своих партнеров в Центральной Азии не принуждает к вступлению в ТС. Тому же Таджикистану в ответ на критику местными аналитиками проекта евразийской интеграции посол предложил изучить все ее плюсы и минусы, чтобы судить об экономической эффективности. «Не хотите интегрироваться с Россией, Казахстаном и Беларусью — это ваше право», — подчеркнул Лякин-Фролов.
Душанбе пугает русский национализм
В Душанбе к более тесной интеграции на постсоветском пространстве относятся настороженно. И хотя власти страны официально заявили о своем интересе, до сих пор ни одним ведомством не дана оценка экономических последствий присоединения Таджикистана к Таможенному союзу.
«Сегодня бюджет Таджикистана в значительной степени пополняется за счет средств, собираемых на таможенной границе. Кто подсчитал, как на их объем повлияет вступление в ТС? Никто не представил серьезных аналитических материалов — ни Минэкономики, ни эксперты», — отмечает депутат нижней палаты таджикского парламента, доктор политических наук Сухроб Шарипов.
По его словам, Таджикистану больше не стоит с закрытыми глазами вступать в различные интеграционные структуры, Душанбе необходимо просчитывать все вызовы и риски от участия в любых союзах. «Посмотрите на отношение к Таджикистану российского обывателя. Что, россияне нас там ждут с распростертыми объятиями? Нет, конечно», — объясняет Шарипов.
Националистическая парадигма
Он считает, что если политические отношения Таджикистана и России хорошие, то на бытовом уровне этого давно нет. «Когда бизнесмен едет в Россию и начинает сталкиваться с шовинизмом и национализмом, какое настроение у него может быть в этой связи? Это очень большая проблема, никакие послания или стремления Путина ситуацию не исправят, потому что националистическая парадигма в современном российском политическом пространстве играет главенствующую роль», — полагает Шарипов.
На проблему национализма обратил внимание и глава душанбинского аналитического центра «Индем» Саймуддин Дустов. Он привел результаты соцпроса ВЦИОМ, согласно которым, к Таджикистану хорошо относятся менее одного процента россиян. «При таком подходе не может быть и речи о какой-либо интеграции», — восклицает Дустов.
Давний тренд
Российские политологи не отрицают существования этой проблемы. Вместе с тем критический взгляд политических элит центральноазиатских стран на евразийскую интеграцию они связывают с тем, как подается вопрос сближения. Эксперт РИСИ Аждар Куртов напомнил, что заключенное в 1991 году в Вискулях соглашение о прекращении существования СССР в итоге завизировали руководители всех остальных республик.
«Почему их население не поднялось и не воспротивилось? Потому что до этого политические элиты убеждали людей в том, что СССР изжил себя, и если его не станет, все заживут богато. На самом деле за этими заверениями было стремление получить максимум политической власти», — указал Куртов.
Эксперт полагает, что данный тренд до сих пор действует, и именно он препятствует реальной интеграции на постсоветском пространстве. Куртов уверен, что власти стран региона боятся делегирования полномочий наднациональным органам и создают соответствующий информационный фон.
«Посмотрите на то, как подаются новости в Туркмении и Узбекистане. В официальной прессе освещают только ситуацию в самих этих странах, и то под определенным углом. Если проходит что-то связанное с внешним миром, то идут комментарии каких-то гостей, которые говорят, как они счастливы, что приехали в Узбекистан и какие там гигантские успехи», — заключил аналитик РИСИ.
Источник: Deutsche Welle