понедельник, 27 января 2014 г.

«Строгач» министру. Во благо или во вред?

Аллан Алламов
…Вся эта кадровая тягомотина не заслуживает особого внимания по той простой причине, что она набила оскомину своей регулярностью, однообразием, а что самое печальное — бесполезностью.

Новый 2014-й год, как, впрочем, и предыдущие, для отдельных туркменских чиновников высшего ранга начался весьма неудачно. В начале января президент Гурбангулы Бердымухаммедов по заведенной его предшественником традиции заслушивает обширные отчеты членов правительства и совбеза, подводит итоги сделанному в году ушедшем, наказывает руководителей, допустивших, как гласит формулировка официальных указов и распоряжений, «недостатки в работе».
Хотя, если проанализировать те же отчеты вице-премьеров, отраслевых министров, руководителей силовых структур, велаятских хякимов, то их не наказывать надо, а поощрять почетными грамотами, денежными премиями, медалькой там какой-то или очередными наградами и званиями — год-то 2013-й сплошь и рядом был отмечен «историческими успехами и рекордами», невероятно стабильными аж до 20 процентов приростами и всякими потрясающими воображение опережениями и ускорениями. Однако вместо простого человеческого «спасибо за службу» и поощрения, высшее руководство страны получает от своего не всегда милостивого Аркадага взбучку: кто-то просто «строгача», а то еще и с довеском в виде последнего предупреждения; кто-то, бывает, и вовсе лишается должности, всех своих прежних регалий и навсегда изчезает из номенклатуры. Словом, каждому, как говорится, по заслугам и способностям, каждому по уму.
Думаю, нет необходимости вновь напоминать читателю о происшедших в январе кадровых перестановках в высшем руководстве страны — о них все и так знают. Да и само перечисление имен, фамилий, должностей ушедших в небытие чиновников, а также получивших взыскание или пониженных в звании офицеров, во-первых, утомляет, а во-вторых, вся эта кадровая тягомотина не заслуживает особого внимания по той простой причине, что она набила оскомину своей регулярностью, однообразием, а что самое печальное — бесполезностью.
Однако в условиях, когда официальная информация о причинах отставок и взысканий особо дозируется, а сама формулировка «за недостатки в работе» содержит в себе некую тайну и обтекаемость, каждый случай зачистки в высших эшелонах власти и раздачи выговоров, словно очередной ребус, заставляет местных обывателей напрягать память и гадать: что же такого случилось в той или иной сфере, что могло привести к наказанию министра? Рассмотрим, самый свежий случай от 16 января, когда на заседании Совета безопасности строгие выговоры были объявлены министру национальной безопасности Туркменистана Яйлыму Бердыеву и председателю государственной миграционной службы Доврангелды Байрамову. За что эти руководители силовых ведомств схлопотали «строгача», а главный в миграционной службы вдобавок еще понижен в звании до подполковника?
Версий, предположений много, каждую из них граждане с полным основанием принимают как самую вероятную и близкую к истине. Да что там простые обыватели — даже среди тех, кто сейчас состоит в штате этих структур или по какой-то причине отстранен от службы, нет единого мнения по поводу взбучки, полученной «шефом» от президента К. Бердымухаммедова.
«С главой миграционной службы тут особо гадать не надо, и можно почти что с полной уверенностью предположить истинную причину взыскания: наверняка где-то в центре или на местах кто-то из подчиненных вчерашнего полковника Байрамова решил подзаработать себе на фоне массовой востребованности новых биометрических загранпаспортов, — говорит в прошлом выпускник высшей школы КГБ, а ныне пенсионер из Ахалского велаята, человек, не понаслышке знающий о непристойных методах работы нынешнего поколения туркменских «чекистов», а потому пожелавший остаться неназванным. — Соблазн у миграционщиков велик, устроять перед взяткой трудно, а уследить за действиями каждого сотрудника, проконтрорлировать деятельность подведомственных структур невероятно сложно. Но меня больше привлекает причина наложения взыскания шефу МНБ. Весьма интересно, за что его так?»
Комитетчик в отставке не исключает того, что строгий выговор министр национальной безопасности Я. Бердыев мог получить в связи с какими коррупционными схемами в региональных управлениях, скрыть которые по каким-то причинам не удалось и которые, благодаря «стараниям» вечных конкурентов из Генпрокуратуры и МВД, были тут же доведены до сведения президента. Однако и главной эту причину он не называет, потому что получение стабильных дивидендов от собственной власти и извлечение личных выгод в курируемых направлениях и участках работы стало повседневной нормой для большинства ныне действующих штатных сотрудников МНБ.
В Туркменабате рассказали анекдотический случай с руководителем одного госучреждения, который сам выполняет всю бумажную работу за свою секретаршу в приемной и вдобавок ко всему лично заваривает и подает чай-кофе своим визитерам. Все дело, оказывается, в том, что личная секретарша начальника является то ли второй женой, то ли любовницей «куратора» из местного управления МНБ. «Мне велели принять ее в качестве секретарши, а она устроила для себя свободный график работы: захотела — пришла, захотела — ушла. Уволить ее я не могу — обязательно будут неприятности. Поэтому мне приходится быть и начальником, и секретаршей», — сетует незадачливый башлык, наливая очередному своему гостю чай в пиалу.
Этот случай в Туркменабате вызывает лишь усмешку у ветерана спецслужб, который уверен, что не за процветающее мздоимство в подведомственных структурах и не за использование подчиненными своих неограниченных полномочий в личных целях получил «строгача» министр Яйлым Бердыев. В то же время всем очевидно, что взыскание главный «чекист» получил не за тот бытовой террор и правовой беспредел, часто устраиваемый сотрудниками МНБ в отношении независимых журналистов, гражданских активистов, родственников тех, кто когда-то осмелился открыто высказать свое, отличающее от официального, мнение. Ну, право же, не будет ведь президент считать недостатком в работе министра национальной безопасности то, что его сотрудники перегнули палку в отношении давшего правдивое интервью «Азатлыку» Гельдымурада Нурмухаммедова и его многочисленных родственников; или за оскорбительные надписи на дверях квартиры и стенах гаража гражданского активиста Курбандурды-ага Дурдыкулиева из Балканабата. Вряд ли посчитает президент невыполнением Я. Бердыевым своих должностных обязанностей блокировку в стране Интернет-программ общения через мобильные телефоны Wechat, WhatsApp, Line, Viber для отправки и приема голосовых, текстовых сообщений, фотографий и видео. Наверняка не станет наказывать главу МНБ и за то, что «чекисты» в целях устрашения подбросили окровавленную баранью голову к порогу квартиры гражданской активистки и правозащитницы Натальи Шабунц в Ашхабаде или средь бела дня избили известного журналиста Аннамамеда Мятыева, а ночью забрасали камнями окна его квартиры в Дашогузе… За такую «работу» в стране с авторитарным режимом не то что не накажут, а наоборот — наградят!
Если не за все эти и многие другие ущемления конституционных прав и свобод граждан Туркменистана, нарушения закона и правовой беспредел, тогда за что, спрашивается, схлопотал строгий выговор министр национальной безопасности?
Предположений много. Комитетчик в отставке говорит, что строгий выговор, возможно, наложен за кумовство и клановость, допущенные при подборе кадров и при их расстановке на самые доходные и абсолютно неприкасаемые должности в структуре всесильного министерства. Он также говорит, что причина наказания министра может быть связана с наркотиками –либо кого-то уличили в их употреблении, либо в крышевании такого доходного бизнеса, как наркоторговля.
«Вполне возможно и то, что »прошляпили» у себя под носом глубоко конспирированную сеть по вербовке и отправке в »горячие точки» рекрутов в ряды радикальных исламистов, о которых сообщалось по каналам российского телевидения. Ведь после выхода в отставку тех, кто в свое время тщательно отбирался на работу в органы безопасности и кто профессионально учился чекистскому делу в высших спецшколах, на страже интересов национальной безопасности остались весьма слабые в плане профессиональной подготовки кадры, принятые на службу по протекции и знакомству, по законам кумовства и родоплеменной идентичности, по принципу »ты –мне, я — тебе»».
«Поэтому когда информация недоступна, люди выдвигают только версии и предположения и с долей уверенности считают каждую их из них правдивой», — сказал ветеран КГБ.
Если истинные деяния министра национальной безопаности, скрытые формулировкой «за неудовлетворительное исполнение должностных обязанностей, допущенные в работе недостатки и ослабление контроля над деятельностью подведомственных структур», остаются точно не известными, то поведение других наказанных чиновников дает нам основание со 100-процентной уверенностью и точностью сказать о том, как и что произойдет в ближайшем будущем. Например, строгий выговор, объявленный министру образования Гульшат Мамедовой, ничуть не отразился на качестве и глубине учебно-воспитательного процесса в общеобразовательных школах и вузах, зато обернулся ростом общественно-политических мероприятий и торжеств, в которых участие школьников-старшеклассников и студентов обязательно. Более того, с 1 января в 9-х классах ввели новый предмет — изучение книг Аркадага и других опусов, посвященных ему самому, его отцу и деду.
Или вот более свежий случай. На расширенном заседании Кабмина 10 января строгий выговор с вышеприведенной формулировкой получили министр культуры Гунча Мамедова и председатель Государственного комитета Туркменистана по телевидению, радиовещанию и кинематографии Максат Алтаев. И что? А ничего. Только после этого еще больше стало проводиться в стране примитивных и скучных культурных «чаре», а в передачах телерадиоканалов еще больше стало сообщений о невероятных успехах каждого дня и о выдающихся заслугах в них великого Аркадага.
При таком способе побуждать наказанного министра к новым вершинам глупости и угодничества, знаете, как-то страшновато становится за независимых журналистов и гражданских активистов, сообщающих миру правду о жизни в Туркменистане, за тех, кто занесен в «черные списки» невыездных, неблагонадежных граждан, кто просто мыслит и не так, «как все», оценивает ситуацию, кто, наконец, громко и во всеуслышание скажет о наболевшем в душе. Ведь как ни крути, а министр нацбезопасности — это вам не министр культуры или образования. Если уж он начнет проявлять рвение в работе, демонстрировать свою личную преданность Аркадагу и готовность угодить ему, тогда Туркменистан еще надолго останется тоталитарным, закрытым, запугивающим собственных граждан государством.
Источник: Гундогар