среда, 26 февраля 2014 г.

Президенту. Открытое письмо

Президенту Туркменистана Господину Гурбангулы Бердымухамедову
От гражданок Туркменистана Шлеиной О.И. и Вишар Г.О.
Временно проживающих по адресу: Ул.Худайбердыева, д.96 корп.2 кв.34
Конт.тел. 800 66 43 77 91 и 800 64 03 09 38
Глубокоуважаемый Гурбангулы Мялликгулыевич! После 4-летних поисков справедливости решения нашего вопроса, я Шлеина Оксана Ивановна и моя дочь от первого брака Вишар Галина Олеговна, с огромной надеждой обращаемся к Вам, так как нам рассказали, что Вы помогли многим людям восстановить доброе имя и торжество закона.

Несмотря на 9-летний срок моего законного брака, со свадьбой, с совместным проживанием, ведением общего хозяйства, с совместными походами к друзьям и родственникам, мой брак был признан недействительным. И суд не пощадил меня даже в том, что на момент судебного разбирательства я находилась в тяжелом состоянии, была неподвижной и лежачей, так как накануне попала в сильное ДТП. Затем мой муж Шлеин П.П. начал подавать в различные инстанции заявления с требованием аннулировать прописку мою и моей дочери. Несмотря на сопротивление Городского Хякимлика, Департамента Полиции, паспортного стола и Управления учета и распределения жилой площади, суд рассмотрел его заявление и своим решением принудил Управление учета и распределения жилой площади, вопреки юридическим нормам, лишить нас прописки, о чем даже своевременно не поставили нас в известность. Затем меня и мою дочь насильно выселили с квартиры моего мужа, где мы проживали в течении 10 лет, по адресу: 11 мкрн. ул. Халмамедова, 1 проезд,дом 20 корпус 2 кв.54. несмотря на то, что другого жилья у нас нет и идти нам некуда, и к тому же после аварии я осталась инвалидом.
Уже 4 года мы с упорным постоянством обходим различные инстанции в надежде найти справедливость, вернуть себе место жительства и прописку, и безуспешно боремся с судебным произволом в отношении нас с дочерью ( судебное заседание от 17 марта 2010 года г., судья Джапаров Б.Е.), в результате которого мы, граждане Туркменистана, в связи с признанием моего 9-летнего брака с мужем недействительным, лишились всех гражданских прав, гарантированных Конституцией Туркменистана:
  1. Несмотря на существующий паспортный режим у нас нет определенного места жительства (бомжи), т.е. не реализуется право на жилье, согласно Ст.1 ЖКТ, а также Ст.22 раздел 2 Конституции Туркменистана;
  2. Невозможность предоставить формы № 3, из-за отсутствия прописки не дает нам возможность официально устроиться на работу, лишает социальных и пенсионных льгот. Все это существенно понижает наш уровень жизни и не дает реализовать свое право на труд, согласно Ст.6 ТКТ, а также Ст.31 Конституции Туркменистана;
  3. Мы не можем воспользоваться не только льготами, предоставляемыми государством в области здравоохранения, но и даже услугами Дома здоровья, так как не приписаны ни к одному из них. Я из-за этого не могу оформить себе инвалидность. Следовательно не реализуется наше право на получение медицинской помощи, согласно Ст.33 Конституции Туркменистана.
К сожалению, чиновники от закона различных рангов и должностей, не желают замечать всю очевидность нарушения проведения судебных разбирательств, «ознакамливаются» с нашим делом в порядке надзора и отсылают нам ответы полностью идентичные друг другу. Никого не смущает, что 9 лет зарегистрированной супружеской жизни с совместным ведением хозяйства, проживанием и общим бюджетом признаны недействительными, благодаря подтасовке фактов. Ни у кого не возникает вопросов, почему рассмотрение дела не было остановлено в связи с моим состоянием здоровья, и я присутствовала на судебных заседаниях лежа на носилках (после тяжелой автоаварии, перенесенной комы, отека мозга II степени, перелома височных и тазобедренных костей, реанимации и т.д.)
Не желая тревожить свой покой, а может, боясь столкнуться с настоящей правдой, люди всевозможных чинов ( Городской суд г.Ашхабада, Верховный суд, Городская прокуратура, Генеральная прокуратура, Институт по правам человека г.Ашхабада, центр ОБСЕ, Меджлис, Аппарат Президента, депутаты местного созыва), стоящие на страже закона (или повязанные беззаконием), убеждают меня, что «дело не подлежит пересмотру». А как же быть с вновь открывшимися фактами, документами, которые по ряду причин не попали на стол судьи и даже были скрыты от нас самих, и с тем, что судилище проходило в то время, когда я, по состоянию здоровья, не могла четко оценивать ситуацию и отстаивать свои права (а моего адвоката некто попросил умерить свой пыл до полного молчания). А как согласиться с тем, что в Эпоху счастья и могущества мы с дочерью являемся бомжами, с благословления какой-то кучки людей, половина из которой уже лишилась своих насиженных мест.
После «громкого» снятия со своего поста за серьезные нарушения законности Генерального прокурора Язмурадова в сентябре прошлого года, которое получило широкую огласку за пределами Туркменистана, мы надеялись на то, что наше дело сдвинется с мертвой точки. Язмурадов был одним из главных фигур судебной системы, который допустил тотальное беззаконие в отношении нас с дочерью и игнорировал все обращения к нему. Но восстановления справедливости не произошло.
Равнодушие судебных чиновников, их уверенность в беззаконности нарушения законов страны, циничное игнорирование фактов откровенного произвола толкает нас искать все новые и новые двери, куда можно постучаться в надежде на помощь. Нашим делом интересуются, очень пытаются помочь, но в их числе нет ни представителей Меджлиса, ни представителей Института по правам человека и т.д., а есть частные лица, иностранные компании – все, у кого есть душа, но к сожалению, нет полномочий.
Мы очень устали скитаться и не знаем как жить дальше, что делать.
Просим Вас, уважаемый Гурбангулы Мялликгулыевич, рассмотреть наш вопрос и помочь нам восстановить наш социальный статус.
С глубоким уважением,
Шлеина О. и Вишар Г.