пятница, 7 февраля 2014 г.

А ремесло могло бы стать прибыльным

Когда я увидела на базаре «Гундогар» этого продавца, то тут же сфотографировала его с товаром –красочными тулупами из овечьих шкур. Я знакома с таким промыслом. На севере Туркменистана жители Ильялы издавна зимой мяли кожи особым способом. Вымачивают в мучном растворе, после просушки отбивают и красят только гранатовыми корками, а цвета получаются от лимонного до кирпичного и даже черного — настолько разнообразна палитра сухой гранатовой корочки в умелых руках людей, помнящих старинное ремесло.

Конечно, я подошла к продавцу, посочувствовала, что торговля не бойкая, ведь редко кому нужна сейчас такая шуба, разве чабану в песках, городскому, чтобы украсить в национальных традициях свой лексус, или просто, чтобы на пикнике в горах накинуть на плечи и посидеть у костра, так же, как и его предки тысячелетия назад…
Прадеды да деды ильялинских кожевников грузили на верблюды свой товар и возили продавать в холодные края, где такие шубы очень нужны, но сегодняшним мастерам дальше ашхабадского базара не пробиться…
Так чахнут многие туркменские промыслы. Те же павлопосадские платки не стали бы известным российским брендом еще в прошлом веке, если б не вывозили их в других края. Тогда-то расписанные розами шерстяные платки нашли спрос и среди туркменских модниц.
Тулупы, одеяла из верблюжьей шерсти давно уже вошли бы в список туркменских брендов, если б разрешили продавать в сибирские города.
Как-то привезла (а точнее, провезла правдами и неправдами через таможню в Ашхабадском аэропорту) в Иркутск для больной ревматизмом знакомой старушки прекрасное верблюжье одеяло, так до сих пор получаю в письмах «какое хорошее, да какое теплое, хоть на снегу в нем лежи и не замерзнешь». Просит выслать еще многочисленным племянникам и племянницам и никак не могут россияне взять в толк, что не разрешается нам такое «народное достояние» высылать почтой. Пусть на складах жучки пожрут, а копеечку простым людям не дадут заработать.
Марала