четверг, 15 мая 2014 г.

Китай-Туркмения: ставка больше чем газ

 Виталий Волков
Туркменский лидер вернулся из Китая с рядом подписанных соглашений, в том числе и в газовой сфере. Ашхабад постарался укрепить позиции перед визитом в КНР Путина, считают эксперты.

Итогом официального визита президента Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова в Китай 11-14 мая стал пакет документов, позволяющих обеим сторонам говорить об успешном развитии взаимного сотрудничества. Подписан целый ряд соглашений, в том числе — «об углублении стабильного сотрудничества в сфере природного газа» и о безопасной эксплуатации газопровода, идущего из Туркмении в Китай.
Демонстрация лояльности
«Судя по перечню документов, подписанных в Китае, основной темой поездки была энергетика», — отметил в интервью DW российский эксперт Андрей Грозин. По его мнению, руководитель Туркмении, которая в экономическом смысле сделала окончательный выбор в пользу партнерства с Китаем, приехал для того, чтобы продемонстрировать Пекину свою лояльность. А заодно подтвердить, что недавняя смена кадров, проведенная им среди руководства энергетического сектора Туркмении, на выполнении договоренностей с Китаем не отразится.
Кроме того, Гурбангулы Бердымухамедов, как и многие другие лидеры на постсоветском пространстве, примеряет на себя ситуацию, которая разворачивается вокруг Украины. «Поэтому Ашхабад решил подстраховаться в преддверии намеченного на третью декаду мая визита президента России в Китай, и заверить Пекин в своей готовности выполнять все китайские контракты взамен на китайское покровительство», — отмечает эксперт.
Увеличение экспорта туркменского газа в КНР – надолго ли?
Берлинский независимый аналитик Андрей Тибольд (Andrej Tibold) согласен с тем, что визит туркменского лидера в Китай надо рассматривать в контексте запланированного приезда в КНР Владимира Путина. «Китайская сторона торгуется с «Газпромом» о ценах на газ, а Туркмения в данном случае — конкурент России. Поэтому успешные газовые переговоры с Ашхабадом для Пекина — это еще один рычаг давления на «Газпром», — поясняет Андрей Тибольд.
В общем визит туркменского президента в Китай подтверждает общий тренд последних лет – увеличение экспорта туркменского газа в КНР, отмечает эксперт, однако для Пекина не все так однозначно. Дело в том, что недавно стало известно о наличии огромных запасов сланцевого газа в Пакистане, Индии и Китае. Но пока их трудно «вскрыть», так как технология добычи этого газа требует затрат больших объемов воды, а она в Китае — стратегический ресурс, необходимый для других производств.
«Поставленная руководством КНР задача к 2015 году достичь заметного производства этого газа в самом Китае выполнена не будет, — поясняет Андрей Тибольд. — Поэтому туркменский газ может играть важную роль в компенсации невыполнения плана китайским нефтегазовым комплексом». Но, говорит он, это ситуация временная – на 10-15 лет, поскольку технологии добычи сланцевого газа с меньшим использованием воды быстро развиваются.
С другой стороны, Китай может расширять импорт туркменского газа не только в силу одной лишь экономической необходимости, указывает берлинский эксперт по энергетике. Увеличение этого импорта усилит зависимость от Пекина Туркмении, которая граничит с регионом, включающим Афганистан, Пакистан и Иран. А этот регион имеет для КНР большое стратегическое значение.
Ставка больше чем газ
Российский эксперт по кризисным ситуациям Лев Корольков также отмечает, что и в Афганистане, и в Пакистане Китай последовательно теснит США с позиций, которые те занимали к середине 2000-х годов. Учитывая, что запад Афганистана сильно зависит от энергопоставок из Туркмении, Пекин — в случае обретения влияния на Ашхабад — может добиваться выгодного ему развития ситуации в Афганистане и через этот канал.
«В частности, КНР может продвигать свои планы по реализации китайского проекта строительства трубопровода Туркмения-Афганистан-Пакистан и, как следствие, по установлению экономического контроля и контроля за безопасностью над огромным регионом», — уточняет Лев Корольков.
Кроме того, указывает эксперт, Пекин думает и об обеспечении своей стратегической безопасности, и в этих планах Туркмения также играет определенную роль. «Курсирует непроверенная информация об интересе военных КНР к тому, чтобы застолбить на территории Туркмении площадку для возможного установления станции космического наблюдения, по типу российского комплекса «Окно» в Таджикистане», — отмечает Лев Корольков. Взамен Пекин окажет техническую помощь Ашхабаду, который замыслил запустить собственные спутники на орбиту, говорит эксперт, имея в виду посещение президентом Туркмении в ходе нынешнего визита в КНР китайской аэрокосмической корпорации.
Космическое сотрудничество
Дело в том, что Туркмения в последнее время заинтересовалась созданием собственной космической программы. «Изначально Ашхабад ориентировался на помощь французских фирм для вывода своих спутников на орбиту, но там сотрудничество не сложилось, и он обратился к основному экономическому партнеру — КНР», — отмечает российский эксперт Андрей Грозин.
Однако эту часть программы туркменского лидера в Китае эксперт назвал «антуражем, призванным украсить газовую суть визита». Он также отметил, что после визита следует ожидать расширения квоты для обучения в Китае туркменских студентов. «Тем более что в Беларуси и особенно на Украине теперь студентов из Туркмении станет гораздо меньше», — продолжает он.
Источник: Deutsche Welle