вторник, 21 октября 2014 г.

Не все режимы в Центральной Азии подпадают под одно определение диктатуры — эксперт А.Дубнов

Не все режимы в Центральной Азии подпадают под одно определение диктатуры, я думаю, что там есть тирания, диктатура, авторитаризм, просвещенный отчасти авторитаризм. Об этом в программе «Дежавю» рассказал политолог, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов.

«В этой линейке я бы так расставил: в Туркменистане мы имеем дело с типичной тиранией восточного типа, в Узбекистане с диктатурой, в Казахстане с авторитаризмом, в Таджикистане, я бы сказал, тоже с авторитаризмом, но в Казахстане он просвещенный по отношению к Таджикистану. В Кыргызстане, слава богу, мы уже имеем, пока еще непонятно, то ли парламентско-президентскую, то ли президентско-парламентскую, но все-таки республику. Было ли это предопределено так или иначе? Думаю, что отчасти да», — отметил он.
«Получилось так, как получилось, потому что Туркменистан и Таджикистан не стремились сами по себе к свободе, им, как и везде в Советском Союзе эта независимость упала на блюдечке с золотой каемочкой, подняли ее те, кто владел тогда властью. А это были коммунистические руководители, что Каримов в Узбекистане, что Ниязов в Туркменистане. Первые секретари ЦК достаточно быстро перегруппировались, переобозвали свои коммунистические партии демократическими партиями, все пошло по новой», — считает Дубнов.
По его словам, в России царистский режим, причем режим такого типа, в котором бояре очень хорошо приспособились к этому царскому режиму, Путин, которому в общем-то навязывается этот тип власти, сам себя чувствует всевластным, он к этому приспособился.
«А народ обожает такого рода ситуации, в которых всегда есть на кого скинуть вину – на бояр. А человек у власти, единственная его вина в том, что он так занят, что не знает может быть реального положения дел, а надо бы его наказать того, другого, третьего», — сказал эксперт.
«Что касается его лично, мне кажется, он устал. В эти дни, когда ему исполнилось 62 года, все стали обсуждать, зачем он туда уехал в тайгу. Во-первых, по моему глубокому убеждению, он человек из мизантропов, люди ему не нравятся, люди его не устраивают. Кто-то недавно цитировал Фридриха Великого: чем больше я узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки. Так и здесь, ему не очень нравятся люди, он хочет от них чуть-чуть хоть раз в 15 лет, как было сказано, избавиться от них. Но избавиться тоже нельзя. Песков сказал, что он может к нему дозвониться, значит там есть люди, которые ему поднесут телефон, как минимум. Поэтому эта такая уловка показать, что, ребята, дайте я побуду один. Если нельзя воспарить в заоблачные высоты, где он себя чувствует олимпийцем, то хотя бы можно уйти в тайгу. Это тип человека, который вынужден служить, он бы сам и ушел, как он признался, мы же не знаем, о чем он думает, но уйти он не может, потому что он не может оставить эту страну без своего всеоглядного внимания», — подчеркнул Аркадий Дубнов.
«Недавно я его процитировал, он ведь объяснял в интервью Первому каналу, почему у нас в России, в отличие от западных стран англосаксонских не принято в отношении зарубежных партнеров иметь дело с оппозицией, либо с кем-нибудь, кроме власти. У нас так не принято. А почему – не объяснил. Потому что у нас вообще не принято считать, что власть сама по себе, ее природа сменяема, власть сакральна. А если ты поддерживаешь кого-то, кто ее готов поменять, значит ты не просто оппозиционер, значит ты бунтовщик. Поэтому мы не можем себе позволить, поскольку у нас такой режим власти, мы не можем позволить своим ближним партнерам тоже поддерживать этих бунтовщиков. Поэтому он так к себе и относится», — рассказал эксперт.
«Я просто вспомнил в недавней своей статье общение с ним. Когда он перечислял качества, необходимые для его будущего преемника – ответственность, решимость, профессионализм, я спрашиваю: «Ответственность, Владимир Владимирович, вплоть до отставки со своего поста?». Он удивился: «Причем тут отставка?». И продолжает дальше. Это было потрясающе, все стало на свои места. Человек в самых лучших своих побуждениях считает, что в России отставку не может царь принять. То, что случилось с Ельциным – это загогулина истории, наверное», — заключил А.Дубнов.
Источник: CA-News